Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Учебная ситуация


Давно уже обещала написать очередной программный Пост о Воспитании. Получилось, как всегда, на полметра мимо. А именно - о том, как не надо детям мешать набивать шишки и извлекать уроки из самых разных жизненных ситуаций. На конкретном примере.

В один прекрасный день осенью 2004 года я сидела в конторе за обычной работой. Настроение у меня было вполне приличное, дела шли нормально, вечером намечалось даже какое-то умеренно светское мероприятие - в общем, как пишут в литературе, "ничто не предвещало". А потом позвонил Ужасный Ребенок, и я поняла, что, как пишут в такой же литературе, "над моей головой стали сгущаться тучи".

Ужасный Ребенок сконфуженно намекнул на какие-то обстоятельства "и вообще тебе сейчас позвонят, чтобы ты в школу приехала". Выяснилось, что дитя, в компании с неким Сидоровым из параллельного класса, а может, из перпендикулярного, распылило в школьном вестибюле газовый баллончик. Та-а-а-ак. И где ж вы, зайчики, баллончик взяли? Да у Сидорова они под кроватью лежали, полная коробка. Его папа в милиции работает, ну он их и спиз конфисковал где-нибудь легально или экспроприировал незаконно. А Сидоров что, он только посмотреть взял, а распылять не собирался, оно как-то нечаянно получилось, и вообще где ж вы в приличной пьесе видали ружье, которое не стреляет. А что там в баллончике было? Хрен его знает, не помню, на баллончике написано, да его у нас отобрали. Слезогонка какая-то. И что - сработало? О, еще как! Все здание эвакуировали вплоть до четвертого этажа, и уроков ни у кого больше не было.

Да-а-а, вот и поработали, и повеселились. Что ж вы, умники, баллончики распыляете, не прочитавши инструкцию. Ведь русским языком же сказано - не использовать в помещениях. Потому как эта хрень слезоточивая обладает крайней летучестью и моментально заполняет весь предоставленный ей объем. Эх, блин, а еще одиннадцатый класс, химию учили. Дурилки картонные.

Тем временем действительно звонит из школы завуч, и торжественным, я бы сказала даже - торжествующим голосом предлагает мне явиться пред ее очи на предмет вызова милиции или материальной компенсации. А то ваши тут дети уроки срывают, педагоги терпят ужасные убытки. Короче - гоните бабло, а не то ментов вызовем.

***

Тут необходимо сделать некоторое лирическое отступление плюс экскурс в прошлое плюс небольшой психологический анализ отдельно взятого характера. Дело в том, что я жадный меркантильный человек и вообще эталон жлобства у меня есть весьма четкое представление о том, на что имеет смысл тратить деньги, а что является излишеством. И по этому поводу у меня за год до описываемых событий состоялась весьма серьезная стычка со школьным начальством. Оно, начальство, в рамках сотрудничества с одним из вузов города НН затеяло принудительную запись учеников нашего класса на платный факультатив. Дескать, класс у нас с техническим уклоном, и будут ваших детей за ваши деньги просвещать умные дяденьки с учеными степенями и без малейшего представления о методике преподавания в средней школе. Никаких преимуществ при поступлении им это, ясен пень, не даст - разве что за отдельную плату на вступительных экзаменах царит полная вопиющая объективность. Зато, блин, знаний целый вагон! С учетом предполагаемого размера группы (более 30 человек), уровня подготовки и особенно мотивации большинства участников (ниже среднего) и соответственно КПД всей затеи сумма поборов стоимость занятий показалась мне, мягко говоря, несколько преувеличенной. На эти деньги я бы предпочла нанять Ужасному Ребенку персонального репетитора, и это было бы гораздо полезнее. Поэтому я (безропотно выложив какую надо сумму за уборку, охрану, занавески в класс, побелку потолка, подарки на дни рождения и т.д.) в данном случае от оплаты отказалась в самой решительной форме. Школьное начальство сначала обалдело от изумления, затем взъярилось, затем попыталось прибегнуть к шантажу. Переговоры с директором по напряженности не уступали финальной игре Уимблдонского турнира. Платите деньги! – Не буду. – Вам жалко? – Нет, просто не вижу смысла. - Тогда пишите заявление о переводе в другой класс! - Не напишу, переводите сами. - А мы без заявления не можем! - Значит, ребенок остается в этом классе. - А тогда платите! - Не буду... и так далее. "Вы не сочувствуете детям Германии? - Сочувствую. - Жалеете по полтиннику? - Нет. - Так почему же? - Не хочу". По результатам матча Ужасный Ребенок остался в своем классе, а вопрос об отъеме денег о курсах увял сам собой.

Все, отступление окончено, поехали дальше.

***

Думаю, теперь понятно, почему директор и оба завуча встретили меня такими обширными улыбками, словно только что крупно выиграли в лотерею. Им хотелось посмотреть, как эта склочная тетка, упрямая как целое стадо баранов, будет краснеть, бледнеть, заикаться и сама - добровольно! - предлагать им деньги, чтобы только, ради всего святого, замять, забыть и спустить на тормозах. А они бы еще подумали, прощать или нет. Поторговались бы. Хотя, может, напрасно я на них баллон качу? Может, они ничего плохого в виду не имеют? Может, они меня своими радостными физиономиями хотят морально поддержать?..

Все садятся, приступаем к делу.

- Ваш сын...
- Я в курсе, спасибо.
- Так вот ваш сын... - и понеслась: - с примкнувшим к нему Сидоровым... Это же никогда ранее... В стенах школы... Матерое хулиганство и редкостная безответственность... Массовое отравление... Срыв уроков... Диверсия... Экстремизм... Террористический акт... В общем, мамаша...
А тех, кто при исполнении служебных обязанностей называет женщин "мамашами", я бы, будь моя воля, лишила права использования русского языка в рабочее время...
- Меня зовут Татьяна Евгеньевна.
- Так вот, Татьяна Евгеньевна, или мы сейчас вызываем милицию, или вы оплачиваете ущерб.

Вообще-то я человек толерантный и спокойно отношусь к самым разным девиациям поведения, но вот шантаж и вымогательство меня никогда не радуют. На это у меня аллергия в форме немедленного остервенения. Откуда что берется, при том что выгляжу я обычно вполне безобидно. Этакая мелкая дамочка, вынужденная зарабатывать на утреннюю чашку кофе с молоком уроками французского языка. Ну, уроки уроками, а внешняя хрупкость и беззащитность – штука обманчивая. И Ребенок наш Ужасный прекрасно это понимает. Вон уже и сел посвободнее, ноги вытянул, улыбается – предвкушает. Вывести бы его отсюда вместе с Сидоровым, ох, непедагогично…

- И какой же ущерб? – обвожу взглядом помещение на предмет побитых стекол, сломанной мебели и разнесенных в щепки дверей.
- Ну как это какой? Полная оплата сорванных уроков!
- А что, - спрашиваю, - разве преподаватели за каждый час отдельно получают? Вроде как они у вас на ставку работают?
- Ну... ээээ... тогда моральный ущерб, - не теряется завуч. – Ведь эта слезоточивая гадость знаете какие последствия дает? Покраснение эпителия! Резь в глазах! Кашель и чихание!..
- Кто-нибудь конкретно пострадал?
- ...Паралич нервных центров и дыхательных путей! Человеческие жертвы! Вы что, не понимаете?
- Понимаю. Ну так жертвы есть?
- Обязательно были бы! Если бы не я!.. Всех вывела, всех организовала!..
- Я вам за это очень признательна. Таким образом, жертв не было?
- Не было. Но только благодаря мне!
- Но ведь не было, и это главное?
- Но ведь могли быть! Короче, кошелек или жизнь материальная компенсация или милиция – вы что выбираете?

Мне, разумеется, не хотелось иметь дела с милицией. Мне не хотелось, чтобы Ужасного Ребенка брали на учет в детскую комнату. Мне не хотелось идти в инспекцию по делам несовершеннолетних на разбор полета и платить административный штраф размером как за выезд на встречку. Но, если бы я согласилась на "материальную компенсацию", Ужасный Ребенок извлек бы из ситуации только один урок - "что бы я ни натворил, мама заплатит, и мне ничего не будет". А этого мне хотелось меньше, чем всего вышеперечисленного вместе взятого.

- Конечно, милицию, - отвечаю.

У обоих Ужасных Детей вытягиваются физиономии, тетки хором щелкают челюстями, затем хором же высылают Ужасных Детей вон из помещения и плотно закрывают за ними дверь.

- Вы что же – с ума сошли? – свистящим шепотом интересуется Самая Главная Тетка.
- Отнюдь, - отвечаю в лучших традициях.
- Вам что, - шипит она, - безразлична судьба вашего сына?
- А что такое может случиться с его судьбой?
- ВАМ ВСЕ РАВНО, ЧТО ОН СЯДЕТ В ТЮРЬМУ?! – это уже Тетка Номер Два.
- Помилуйте, - говорю, - да за что ж тут садиться?
- За хулиганство! Злостное, – возглашает Тетка Номер Три.
- Мелкое, - уточняю. – Никто не пострадал. А юноши, конечно, идиоты, но пусть уж сами несут свой крест куда положено. Ничего, это им только на пользу. Сто раз теперь подумают, прежде чем отколоть номер.

Ой, что тут было. "Да не горячитесь вы, подумайте. Вам денег жалко, что ли – так все равно платить придется, не нам, так официальный штраф. А если за принципы опасаетесь, так давайте мы деньги возьмем, никого вызывать не будем, а детям скажем, что, мол, вызвали" и т.д. Оставила я их наедине с телефоном, а сама вышла в коридор - утешить бедных Ужасных Детей. Да, дети, натворили вы дел. Вот сейчас приедет тетенька в погонах, пересчитает вас по головам, дело заведет, расскажет, какие вы мудаки как вы неправы, а вы слушайте, соглашайтесь и мотайте на ус, ибо действительно мудаки вы редкостные, коллекционные, хоть в Красную книгу заноси. Да не вешайте нос, ничего страшного с вами не случилось. Набедокурили - ответите. Однократно. А если бы я сейчас уговорила их без милиции обойтись, кто знает, сколько раз вам бы этот баллончик помянули. Только больше таких экспериментов не надо. Ну что - правильно я говорю?

Правильно, - согласились Ужасные Дети.

И добавили, как маленькие:

- Мы больше не будем.

P.S. Все имена являются вымышленными.

P.P.S. Вдруг подумала – а что бы я делала, если бы все обошлось не так благополучно? Насколько далеко распространяется у меня принципиальность? Не знаю. Будет в жизни соответствующий случай, тогда и проверим. Но лучше бы не было.
Tags: Ужасный Ребенок
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →