Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Рассуждение на абстрактные темы в режиме интервью


Я не любитель флэшмобов, но тут юзер barbastello задала мне, как водится, пять штук вопросов, и я обещала на них ответить. Вопросы хорошие. Ответы - не знаю, но старалась соответствовать.

1. Когда и почему Ужасный Ребенок стал называться Ужасным?

Ответ на вопрос "почему" логично вытекает из следующих постов: раз, два и три (все ссылки, как всегда, открываются в отдельных окнах). Можно бы еще сколько угодно примеров привести, но для ответа на вопрос хватит и этих.

Чтобы ответить на вопрос "когда", воспользуюсь аналогией. Все мы знаем, что датой основания, например, Москвы считается 1147 год. Именно в том году Москва впервые была упомянута в летописях, значит, и считать будем оттуда, а что там еще раньше было, вроде как и неважно, раз все равно нельзя проверить. Так вот, не исключено, что термин "Ужасный Ребенок" употреблялся в устной речи и до 8 ноября 2005 года, когда он впервые встретился именно в этой форме в моем журнале. Но, поскольку достоверных свидетельств таких упоминаний не сохранилось, мы вправе считать, что данный термин был подарен Ужасному как раз на восемнадцатилетие, имевшее место 6 ноября 2005 года.

2. Какие нервы надо иметь, чтобы работать переводчиком?

Нервов лучше бы вообще никаких не иметь В обычной нормальной обстановке работа письменного переводчика особого нервного напряжения не требует. От переводчика требуется прежде всего вдумчивый систематический подход к работе, логика и умение распределить свое время. Если вдруг случается аврал – еще и чисто физическая выносливость, потому что фиг без нее двенадцать часов за работой просидишь. Но, опять же, если умеешь время рассчитывать, авралы – явление редкое. Бывают, конечно, аномалии. Заказчик, например, попался взбалмошный - всю дорогу ему было надо к пятнице, а тут вдруг моча в голову ударила вместе с горшком занадобилось ко вторнику, то есть завтра. Или срочно требует поменять одни хорошие правильные термины на другие, тоже хорошие и правильные, но которые существуют только в его воображении конторе и больше нигде. Или еще что-нибудь (см. пример). Из приведенного примера видно, что нервотрепка начинается там, где приходится иметь дело с организационной стороной процесса: с редактированием, претензиями заказчиков, распределением работы, ликвидацией хвостов и вообще с кризисными ситуациями. Это уже работа не переводчика, а менеджера или редактора. Вот им бы точно лучше нервов не иметь. Или бы вместо нервов – канаты кг на двести статической нагрузки. Так, на всякий случай.

3. Почему отпуск всегда так быстро кончается?

А как ему еще кончаться? Объективное время измеряется часами, минутами, месяцами и т.д., субъективное – событиями. Чем больше событий приходится на отрезок времени, тем он длиннее. Поэтому, казалось бы, единственный выход сделать так, чтобы отпуск долго не кончался, - насыщать его разнообразными событиями. Но поможет ли нам это? Нифига. Действуя таким образом, мы субъективно удлиним время нашего отпуска, воспринимаемое после его завершения. При этом субъективное время восприятия отпуска как текущего процесса сократится – потому что, когда жить весело и интересно, время летит быстро. А тянется оно, лишь когда мы скучаем.

Отсюда вытекает второй закономерный способ увеличения протяженности отпуска - сделать его максимально монотонным и скучным. Помнится, у Камю были замечательные рекомендации – как ощутить время во всей его протяженности: "проводить дни в приемной зубного врача на жестком стуле; сидеть на балконе в воскресенье после обеда; слушать доклады на непонятном для тебя языке; выбирать самые длинные и самые неудобные железнодорожные маршруты и, разумеется, ездить в поездах стоя; торчать в очереди у театральной кассы и не брать билета на спектакль и т.д. и т.п." Т.е. лучше всего время растягивается в ожидании. В детстве - помните, как тянется, ага? Все потому, что постоянно чего-то ждем: конца урока, каникул, дня рождения. Но, правда, после отпуска, проведенного таким образом, останется мерзкое чувство, словно его, отпуска, и вовсе не было.

Так что – имеем следующий выбор: или отпуск тянется-тянется-тянется, но постфактум воспринимается как одно тусклое невнятное мгновение, либо яркий и стремительный вихрь событий, ощущаемый, но уже впоследствии, как хорошее кино. И так, и этак он весьма быстротечен, но почему-то второй вариант быстротечности мне больше нравится.

4. Почему телефон обычно звонит в самый неподходящий момент?

А, ну это просто один из вариантов синдрома "все всегда на мне кончается". Телефон во всякие моменты звонит. Но если, например, он звонит, когда мы спокойно себе сидим на работе, или едем в машине на пассажирском сиденье, или заняты каким-либо другим необременительным делом, мы ответим на вызов и даже не заметим. А вот если мы, к примеру, едем, но не в такси с комфортом, а в автобусе висим на нижней ступеньке в час "пик", цепляясь всеми конечностями за воздух, а в зубах имея две сумки, или сидим на очень важном совещании / в сортире / в ванне / за обедом посреди тарелки супа, мы этот звонок запомним – особенно если нам пришлось ради чертова телефона вылезти из ванны и шарахаться по всему дому, оставляя мокрые следы на ковре.

5. Какое самое длинное слово в русском языке?

В Википедии даже статья про это есть: Самое длинное слово русского языка. Честно говоря, я бы химические термины из конкурса на длинный хвост исключила с порога. Во-первых, у них очень узкая сфера употребления. Во-вторых, они одинаково принадлежат ко всем языкам. В-третьих, хитрые химики что ни день, то создают новые вещества со все более заковыристыми названиями, и попробуй за ними угонись. Так что, возможно, лучше и впрямь сначала определиться, что для нас является словом русского языка, и только потом буквы считать. Кстати – почему именно буквы? Можно считать по звукам – в каком слове звуков произносится больше, то и длиннее, а написать можно все что угодно. Тогда, например, самое длинное одушевленное существительное женского рода "делопроизводительница" обставит "одиннадцатиклассницу" на три звука и притом всего на одну букву (кстати, в статье они обсчитались, в "одиннадцатикласснице" всего 20 букв, а не 21, так что не надо верить всему, что пишут в интернете). А вообще - благодаря синтетизму замечательной возможности создавать новые слова русского языка путем добавления приставок и суффиксов мы можем из многих длинных слов построить слова еще длиннее. У нас игра такая была на первом курсе, под условным названием "аксиома Архимеда":

- Назови любое число, - предлагает один из участников другому.
- Двадцать пять, - отвечает другой, к примеру.
- Двадцать шесть, - отвечает первый. – Я выиграл.

Кстати, Тимофею - привет.

***

Ну вот, собственно, и все. Дальше флэшмоб не потащу - природная лень принципы не позволяют. Но на дополнительные вопросы отвечу запросто.
Tags: осмысленный флэшмоб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments