Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Конкуренция


Напрудный переулок зимой не чистят. Совсем. Во всяком случае, за полтора месяца текущей зимы его не почистили ни разу. В результате мы имеем по левую руку бескрайний сугроб на месте бывшей парковки и половины бывшей левой полосы, по правую руку – бескрайний сугроб на месте бывшего тротуара и половины бывшей правой полосы. Между двумя бескрайними сугробами пролегает колея, достаточная для проезда одного автомобиля. Не более. Если, стало быть, ты добрался до середины переулка, и тут кто-то пилит тебе навстречу – вы долго будете разбираться, кому куда сдавать, чтобы разъехаться.

По этой причине запарковаться в переулке физически негде. Отдельные храбрые внедорожники и другие машины с хорошим для наших условий клиренсом ухитряются иногда взобраться на один из бескрайних сугробов. Возможно, еще неделя – и сугробы утопчутся до такого состояния, что на них можно будет заехать даже маленькой "корсой". Пока же нам с Хасечкой приходится парковаться на улице Гиляровского – там чистят. Можно, конечно, проехать до Щепкина или даже до Трифоновской, где почти всегда есть место, но это далековато, и потому мы встаем на Гиляровского. Мы, естественно, не одни такие умные. Чтобы опередить других умных, нужно приехать пораньше. Например, в 7-30.

А если бы Напрудный переулок чистили, мне бы не понадобилось приезжать на работу в такую рань. И тогда бы сегодняшние утренние события не произошли.

***

Отпираю дверь, включаю свет, чайник и компьютер. Времени до начала рабочего дня – дофига. А не привести ли пока в порядок свою планету? Всех дел на десять минут, зато будет нормальный офис, а не черт знает что. Беру зеленое пластиковое ведерко и иду за водой. Вода у нас в сортире. А еще в сортире у нас какая-то дама со шваброй наперевес.

- И чего претесь в такую рань, - рявкает дама в мою сторону. – Неймется вам. Приспичило вам как раз во время уборки.

С ума сойти. Я, конечно, помню, как разговаривали продавцы, вахтеры и уборщицы лет двадцать назад, но в последнее время почему-то от этого отвыкла.

- Ну так повесьте объявление, - отвечаю спокойно. – "Туалет закрыт по техническим причинам, расписание работы такое-то". Или "Осторожно, злая собака".
- А нефиг тут меня учить работать! – заводится дама. – Шляются тут. Халявщики. Делать вам нехрен.

Есть в русском языке один глагол, которое почти идеально выражает мое состояние в тот момент. Этот глагол иногда стыдливо заменяют разными эвфемизмами. Например, "фалломорфировать". Однако никакой эвфемизм не может адекватно передать стремительности охуевания процесса. Холодея внутри и дрожа всем лицом, отвечаю в том смысле, что меня, вообще-то, тоже не надо бы учить, в котором мне часу приходить на работу. Забираю свое ведерко и ухожу.

Слышу, как уборщица у меня за спиной орет с лестничной клетки куда-то вниз:

- Надежда-а-а! А Надежда-а-а! Тут у вас какая-то мадам завелась, она чего себе позволяет? Я с ней сегодня разберусь еще!!!

Через минуту Надежда – местная секретарша – стучится ко мне в офис. Выслушивает. Понимающе кивает. Обещает принять меры. Уходит. Я сижу и реву как дура. Не ведись, сказал бы Филиппыч, это же вампир, она тебя нарочно облаяла, потому что ей хорошо, когда тебе плохо. Я все это понимаю, и я не возражаю, чтобы хорошо было не тетке, а мне (раз уж наше с ней "хорошо" невозможно одновременно), однако мне все равно плохо. Хреново. Пакостно. Хочется выключить компьютер, свет и телефон (и чайник тоже), а затем залечь где-нибудь в темном углу до конца зимы, когда уже растает чертов снег в Напрудном переулке, и не надо будет приезжать в этакую рань, чтобы занять удобное место на Гиляровского. И страшно выйти в коридор. Нет, я не боюсь эту мымру, которая, возможно, где-то там шарахается. Мне просто неприятно – как, наверное, неприятно бывает снова войти в подворотню, где довелось однажды получить в глаз и утратить кошелек. До чего же вы, однако, нервная, дорогуша Татьяна Евгеньевна. А тоже еще – дзэн, мол, пофигизм, непробиваемое спокойствие. Такой дзэн, как у тебя, в базарный день продается за рупь ведро. Пластиковое. Зеленое.

Часам к одиннадцати пересиливаю себя и отправляюсь к хозяевам расставлять точки над "ё".

- …И я, конечно, понимаю, что, возможно, ей помешала. Н-н-но, простите, если бы это мне кто-нибудь помешал, я бы ск-к-а-а-зззала – нннет-нет, все в порядке! – я же ни за что не стала бы орать, а просто бы попросила, пожалуйста, подождать пару минут, и все – да честное слово, все уже, все!! нормально!!! Ох-х-х, блин. Вы не думайте, я не истеричка, я просто не ожидала…
- Да я понимаю, - опять кивает та самая Надя. – Я с ней еще вечером поговорю, конечно. А утром, видите ли, почему все вышло…

И в самом деле – почему?

- Она вас приняла за… - Надя отводит глаза, - за, эээ, себе подобную.
- В каком смысле? – недоумеваю.
- Да нет же. Она подумала, что вы тоже… эээ… технический персонал.

Ну да, блин. Как же я сама-то не догадалась.

В семь тридцать. В сортире. С ведерком зеленым пластиковым. Ясное дело - конкурент.

Вот даже не знаю – смеяться или плакать.
Tags: жЫзненное
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments