Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Сами мы не местные: часть 4


Заколдованное место на букву Ы

- Белисырма, - удовлетворенно констатировал Филиппыч. – Видишь указатель? Почти приехали.

Мы действительно были почти на месте, и место называлось на букву Ы. В Турции такое часто встречается. Город Ыспарта, например. Каньон Ыхлара. Этот каньон замечателен, во-первых, редкостно живописной природой, во-вторых, изобилием древних христианских церквей, вырубленных прямо в скалах, а в-третьих, тем, что попасть в него можно из деревни Белисырма, до которой мы как раз добрались. Осталось найти, где там хоть какая-то цивилизация. Например, парковка, теплый сортир и билетная касса. В принципе, с этим могло бы помочь местное население - если бы оно попалось нам на глаза и при этом владело каким-нибудь языком, который мы тоже понимаем. Но надеяться на это было нельзя, и мы принялись за поиски самостоятельно.

После непродолжительного петляния и кружения по узким крутым улочкам мы попали на хорошую, ровную и аккуратно вымощенную камнем площадку для сайтсиинга зыринга. С площадки открывался превосходный вид на каньон, но от этого никому не было легче, поскольку располагалась площадка метров на двести выше, чем нам бы хотелось попасть.

- Вход в каньон должен быть вон там, - уверенно указал Филиппыч далеко вниз и влево. В путеводителе написано – проехать мост и купить билет в кассе. Вот, смотри, карта, там все нарисовано.

Я послушно посмотрела на карту, затем развернулась и поехала назад по той же улочке, по которой мы выбрались на площадку, потому что больше ехать было некуда.

- Нет-нет, - сказал Филиппыч минуты через три, - мы тут уже были. Направо будет выезд из деревни, нам туда не надо, значит, давай налево.

Я повернула налево, и через несколько минут мы снова выехали на ту же самую площадку для зыринга. М-да.

- Ну посмотри же на карту, милая, - укоризненно сказал Филиппыч. – Мы находимся рядом с объектом номер 23.

Я посмотрела еще раз. Объект 23 был виден совершенно отчетливо, но я никак не могла понять, как соотнести его с местностью. Он, вообще, будет справа или слева от дороги?

- Какая разница? – удивился Филиппыч.
- Если справа, то я смотрю на карту как она есть. А если слева, то карту надо перевернуть, - объяснила я.

Филиппыч вздохнул.

- Мне почему-то кажется, - сказал он, - что мужчины гораздо лучше женщин ориентируются в пространстве. Особенно если женщина, вместо того чтобы читать карту и смотреть по сторонам, несется как в жопу укушенная, не разбирая дороги. Да еще и пытается теоретизировать. Пусти меня за руль.

Мы поменялись местами. Филиппыч рванул с места, и через три минуты мы были у выезда из Белисырмы.

- Что за черт, - пробормотал Филиппыч, развернулся, кинулся в путаные петли улиц и вывез нас на площадку для зыринга, с которой по-прежнему открывался прекрасный, величественный вид на каньон.

Мы навернули по тихой, сонной Белисырме еще километров пять. Опросили трех аборигенов. Все они понимали только турецкий язык, а на вопрос "каньон гириш нереде?" дали три взаимоисключающих ответа, не более информативных, чем "да", "нет" и "не знаю". Мы свернули в какой-то недообследованный проулок и тихонько поехали, думая, чего бы еще такого предпринять, чтоб не было сильно обидно за бесцельно пройденные стопицот километров.

И тут навстречу нам попалась пожилая дама. Явно не местная. Чужестранное происхождение было не только написано у нее на лице, но и подтверждалось волочащимся сзади парашютом путеводителем Lonely Planet, который она бережно несла в левой руке.

- Хэллоу. Хау ту энтер зе каньон плиз? –спросил Филиппыч.
- Энтр-ранс… эээ… - замялась тетенька, подбирая слова.
- Франсэ? – спросила я с надеждой.
- Oh oui! – был ответ.

Обрадовались мы ей, как родной. И не зря. Минуты не прошло, а уже было известно, что двигаться надо вот по этой улице, до конца, там будет мост, его нужно проехать и дальше пилить до последнего ресторана, и касса тоже там, увидите, мимо не пройдете, а вообще-то главный вход в каньон не здесь, а через четыре километра налево, так что если вам именно туда и надо, как раз за часик примерно и догуляете, удачи, приятной прогулки, счастлива была помочь. А еще через пару минут мы увидели и мост, и билетную кассу, а затем и пустырь, на котором владелец одного из ресторанчиков предложил нам – совершенно бесплатно - оставить машину, справедливо рассудив, что в обмен на такую любезность мы уж обязательно пообедаем в его заведении, когда нагуляемся.

Гулять по каньонам – приятнейшее занятие. А заодно и прекрасный фитнес, рекомендую. Прыгаешь себе с камня на камень, крутишь головой во все стороны, материшься восторженно. Скалы повсюду возвышаются – а-фи-геть! В скалах тут и там церквушки понапрятаны. Тоже интересно. Хотя нас с Филиппычем, как я уже говорила ранее, больше привлекают неосмысленно-гениальные творения природы, нежели выцветшие древние фрески, сплошь покрытые надписями "здесь был Вася" на всех языках мира. Жарко. Пожрать бы. Яблоко, например. Милый, у нас там в рюкзаке случайно яблочка не завалялось? Ах, только апельсин? Пойдет. Давай сюда. Ммм, классно. Теперь бы ручки помыть. По дну каньона речка пробегает, очень кстати. С камня на камень – прыг. Мобильник из кармана – бульк. Прямо в воду. Блин.

Пока я пыталась вернуть утопленника к жизни, Филиппыч неинтеллигентно ржал. Мол, ты, мать, даешь. Что за непонятный выпендреж? Фотоаппарат в прошлый раз искупала не где-нибудь, а на острове имени Клеопатры в Эгейском море. Мобильник теперь – не где-нибудь, а в каньоне Ыхлара. Нет чтоб, к примеру, на улице Коммунальной в луже утопить или замочить в офисном сортире. Осталось только клаву от ноутбука омыть водами Индийского океана.

Фотоотчет – здесь на четырех страницах. Мобильник высох и чувствует себя хорошо. А рыба в том самом ресторанчике зачОтная оказалась.

Продолжение следует.
Tags: сами мы не местные
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments