Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Поступательное движение


Вообще, я бы и думать об этом не думала еще тыщу лет, но тут у нас в доме внезапно приказал долго жить модем. Хороший такой модем, с антенной для вай-фая, системы "зухель" (да-да, я знаю, что это произносится по-другому, и даже знаю, как именно). Он уже дня два пошаливал, то потухнет, то погаснет, а тут вдруг ррраз – и сдох. Совсем. Кто-нибудь нормальный в этой ситуации что бы сделал? Наверняка посуду бы помыл. Полы отдраил. В шкафу разобрался. Но я вам не кто-нибудь. Я срочно нажаловалась Филиппычу, а сама предалась воспоминаниям.

***

Это, конечно же, было весной. А вы как думали. Весна 1984 года набирала обороты, и в душе моей росло смутное беспокойство. Но если вы думаете, что это во мне проснулось нечто доселе неведомое, таинственное и волнующее – вы ошибаетесь. По части такого рода беспокойства я была уже опытная. Оно было мною изведано тысячу раз. Мне было прекрасно знакомо это препротивное ощущение, которое бывает, когда вот-вот звонок, сейчас как пить дать вызовут, а я до сих пор не удосужилась прочесть, будь он неладен, сорок седьмой параграф по биологии. В этот раз было то же самое, но хуже. Представьте - вокруг вовсю хреначит весна, снег почти растаял, школа, мать ее, вот-вот кончится, а я до сих пор не знаю, куда буду поступать.

Нынешнему абитуриенту это, наверное, дико. Он, нынешний, подает документы сразу в несколько вузов, но в целом с направлением определяется достаточно рано. Попробовал бы он не определиться, когда такой ажиотаж, родители с восьмого класса начиная пьют валерьянку, закусывая валидолом, и все одноклассники ходят каждый вечер к репетиторам как на работу. Но в наши времена с этим было проще и суровее. Куда подался – туда и поступай, провалишься – гуляй до следующего года или до после армии, как повезет, и уж какое там "не более пяти вузов в одни руки". И вот в этих спартанских условиях я совершенно не представляла себе, кем буду.

А кем, в самом деле? Что я вообще умею – задачки по математике решать? С этим вроде как на мехмат надо. Но, во-первых, неизвестно, чем занимаются на работе готовые выучившиеся математики. Мало ли. Учитель тоже, небось, не только к доске вызывает и двойки ставит за сорок седьмой параграф – ой… кстати, да. То есть нет, учителем – Боже упаси. Это же ужас, как мы себя на уроках ведем, хотя и взрослые, а в шестом классе математичку по прозвищу Скиппи – был тогда такой сериал про кенгуру – прямо-таки до слез доводили. В медицину – брррр, там анатомия, морг и все остальное, а я от вида крови в обморок падаю. В гуманитарную сторону двинуть и вовсе страшно. Голову сломаешь, если сочинение задали – и как тут что напишешь, если то, что я думаю, писать ни в коем случае нельзя, да и заняло бы оно полстраницы еле-еле, а писать то, чего я не думаю, неловко и даже стыдно, и что же – всю дорогу так мучиться? Можно было бы на радиофак, как все, и таким образом продолжить семейные традиции, но к физике во всех ее проявлениях я была равнодушна. Да-да, именно. Если текст называется "поступательное движение", это вовсе не значит, что я физику люблю. Это, к вашему сведению, просто глупая игра слов как в девочковых журналах вообще не про физику. Которую я, повторяю, не любила. К тому же при таком моем выборе родители уж обязательно нашли бы какие-нибудь ходы в приемную комиссию – просто так, на всякий случай. Это обстоятельство смущало меня гораздо больше, чем недопонимание правила буравчика и анекдота про "нуль" и "фазу". Меня страховать было не надо. То есть настолько не надо, что я бы скорее вообще никуда не стала поступать, чем допустила, чтобы это произошло "по блату". Я и так бы поступила куда угодно, потому что я была лучше всех.

Мои родители, как и любые хорошие родители, всегда желали мне только добра. При этом, пытаясь претворять это добро в жизнь, причинили мне гораздо меньше неприятностей, чем реально могли бы. За это я им очень признательна. А еще больше я им признательна за то, что они, заботливо взращивая во мне положенные по возрасту комплексы, все-таки не сумели скрыть от меня подсознательную уверенность в том, что уж их-то дочь – лучше всех. Эта уверенность, не сформулированная ими и не осознанная мной, прочно залегла в фундамент моих представлений о мироздании. Обычно такие иллюзии развеиваются еще в детском саду, но я каким-то образом умудрилась просуществовать в этом первобытном состоянии до семнадцати лет. Положение усугублялось тем, что, пока я училась, мне ни разу не пришлось всерьез напрячься, чтобы заработать пятерку, - пятерки волшебным образом получались сами. Я не ощущала никакого сопротивления среды – вот ведь, блин, и не люблю физику и не знаю, а лезут откуда-то термины, сначала в заголовке, теперь здесь. Однако о чем это я? – ага, о сопротивлении среды. Его не было. И поэтому я не пыталась ни с кем себя сравнивать. Я не беспокоилась по поводу того, что другие девочки могут оказаться красивее, а мальчики умнее, или наоборот. Я просто была лучше всех и относилась к окружающему миру с чувством радостного, дружелюбного, естественного превосходства - как милостивый наследник престола к подопытному государству.

Все это привело к тому, что в начале апреля помянутого выше 1984 года я совершенно спокойно объявила родителям, что поступать буду, наверное, на психологический факультет МГУ. Если не передумаю. Мне, в общем, и в голову не пришло, что я бы могла туда не поступить. То есть я, конечно, знала про трудные экзамены, инвалидность пятой группы и "все билеты проданы", но к себе все это не относила. Чего экзамены? Я к ним и не готовилась. Я намеревалась получить медаль и сдать первый экзамен на пятерку, там как раз математика. А остальные возможные препятствия – ну фигня же несерьезная. Это же я, а то другие, как вы не понимаете.

Родители, что характерно, даже не стали возражать. Или были уверены, что эта затея ничем не кончится, или ровно наоборот. Кто их знает. Поэтому, когда я за компанию с одноклассницей нацелилась посетить этот самый психфак на день открытых дверей, только молча выдали деньги на билет. Так и вышло, что восьмого апреля того самого помянутого неоднократно года мы с Миланкой вышли из поезда на Ярославском вокзале, спустились в метро и уже через полчаса стояли перед дверями психологического факультета. Двери, понятное дело, были закрыты. Воскресенье же, девять часов, а начало мероприятия – в одиннадцать.

Ну и куда в этакую рань идти в Москве, а? Не на Красную же площадь – чего мы там не видели. Послонялись по двору. Посмотрели на часы. Поговорили о жизни, опять посмотрели на часы, похихикали, поправили волосы. В этот момент во дворе возникла еще одна абитуриентка – знающая и бывалая, из местных. "Я второй раз поступать буду, - объяснила она. – А вообще, чего мы сидим? В геологоразведочном сейчас пробный экзамен начнется, по математике. Давайте зайдем, порешаем? Вон, в соседнем корпусе".

(Для молодежи сразу поясняю – пробный экзамен это не то, что вы подумали, а просто возможность за бесплатно и без всяких последствий порешать задачки, чтобы понять, подходишь ли ты этому вузу по уровню. Или – подходит ли он тебе.)

А и правда – почему бы двум иногородним абитуриенткам и не посетить пробный экзамен в геологоразведочном институте? Нас тут же внесли в какой-то список, раздали варианты заданий и скучно объявили, что время пошло. Так, что у нас тут? Неравенство тригонометрическое, ага. Задачка с текстом на полстраницы, а уравнение выходит простенькое. Треугольник со вписанной окружностью… Я отложила ручку и посмотрела на часы. До "открытых дверей" на психфаке оставалось минут двадцать, а делать было уже решительно нечего. Справа и слева от меня геологоразведочные абитуриенты прилежно заполняли листки формулами. Я осторожно скосила глаза в работу соседки справа. Соседка воевала с системой уравнений и только что разделалась с логарифмом. Но разделалась некачественно – нигде не было указано, что выражение в логарифме строго положительное, и из-за этого ответ вот-вот должен был получиться неправильным. Этого я допустить никак не могла.

- Эй, - сказала я еле слышно и легонько толкнула ее в бок. – Послушай…

Соседка вздрогнула, отодвинулась, прикрыла свой вариант руками и объявила:

- Я ничего не знаю!

Хм. Вот же чудачка. Не знаешь – ну и не знай дальше. А мне пора. Я собрала листочки с решением, кивнула Миланке – мол, пошли отсюда, - и решительно двинулась к выходу.

- Не получается? – спросила сочувственно солидная тетенька-преподаватель. – Ну посидите пока, подумайте. Еще и часа не прошло. Может, решите что-нибудь.

Меня сильно удивило такое предположение, но обсуждать это было некогда.

- Я решила, - объяснила я терпеливо. - Вот. До свидания, мне тут надо…
- То есть как это решила? – удивилась теперь уже тетенька. – Все задачи? Нет уж, вы тогда погодите. Если так, я должна сначала проверить.
- Ага, только, если можно, побыстрее, - попросила я. – Мы, видите ли, опаздываем. У нас тут на психологическом день открытых дверей…
- На психологическом? А здесь вы как?..
- Да вот… зашли случайно порешать задачки. Надо было куда-то время девать, - сделала я очередное бестактное признание. Но тетенька не обиделась.
- Я все равно проверю, - сказала она. – Не убегайте пока.

Я было дернулась в сторону двери, но меня аккуратно усадили на свободное место в первом ряду и для верности приперли сбоку дежурным студентом. Через пять минут тетенька отложила листки в сторону:

- Вы все решили правильно.
- Ага, - кивнула я обреченно. Тетенька, отпустите, я больше не буду.
- Мы обязательно дадим вам похвальную грамоту, - посулила тетенька. – Через неделю будет объявление результатов, вот тогда приходите, получите. Вы сможете ее представить при поступлении, и при прочих равных условиях…
- Спасибо. Я бы с удовольствием, но не получится. Живу далеко, четыреста километров отсюда. В Горьком.

Тетенька даже очки сняла.

- Вы – приехали сюда – из Горького?! То есть вы хотите сказать, что вы ТАМ в школе учитесь?
- Ага, - кивнула я снова. – Там. И мы приехали на день открытых дверей на психфак. И сейчас уже начнется, а мы тут сидим. Можно я как-нибудь без грамоты?
- Нет, - отрезала тетенька. – Никак нельзя. Давайте мы вот что сделаем…

Через пару минут работа была приостановлена, а мне выдали спешно выписанную грамоту. Аудитории меня представили как "абитуриентку из Горького, которая специально приехала сдавать пробный экзамен в геологоразведочный институт". У меня хватило ума не возражать.

Через три месяца в приемной комиссии МГУ, только не на психологическом, а все же на мехмате, долго смеялись над странной геологоразведочной грамотой, однако приняли ее как дополнительный бонус на случай "прочих равных". А еще через восемь лет меня занесло в самый эпицентр этой гуманитарщины, о которой я даже думать боялась, - и это, скажу я вам, ни разу не ошибка и не случайность. От судьбы не уйдешь. Как бы ни старались уклониться – а придем куда надо. Пусть не прямолинейно, зато поступательно. Если, конечно, мы вообще куда-нибудь идем.

Сопротивления среды я, кстати, так ни разу и не ощутила. Может, и нет там никакой среды. Откуда мне знать, я же не физик.

***

А модем, как выяснилось, вовсе и не сдох. Он просто глючил от аномально жаркой погоды. А я, пытаясь его призвать к порядку путем выдергивания провода питания, нажала нечаянно на какую-то подлючую кнопочку. Это мне и объяснил Филиппыч, зловредно хихикая, - после того, как уже был куплен и доставлен новенький модем в упаковке и с гарантией. Что? Ну да, да!!! Я блондинка гуманитарий, мне можно.
Tags: буквы россыпью, восемь прошлых жизней
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →