Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Сирия, часть первая: легкий способ оставить без света всю страну


"Э, дорогой, Аль Хосн правильно еду?"

О том, что по Сирии лучше всего путешествовать на такси, знает любой ребенок. Такси там – каждая вторая машина в потоке, а стоимость проезда неразличима невооруженным глазом, особенно по московским меркам. Однако мы с Филиппычем за рулем предпочитаем сидеть сами. А как, спрашивается, рулить по незнакомой стране без карты? Совершенно невозможно. Но и найти нормальную карту Сирии для навигатора тоже совершенно невозможно – ни официальную купить, ни из интернета скачать. Там, понимаете ли, война. Я имею в виду войну не в интернете (там она постоянно и повсеместно), а в реальной Сирии. Поэтому Филиппыч еще дома заготовил пачку распечаток из Google maps, разметил их стрелками, подписавши "Дамаск – налево", "Пальмира – направо и см. лист 7" и т.д., и скрепил в книжку. Если бы этот самодельный атлас автодорог обнаружили у нас сирийские пограничники, мы бы очень весело провели отпуск в тюрьме по подозрению в шпионаже. Но нам повезло, и поэтому до места, обозначенного на одной из наших "карт" непонятным словом Al Hosn, мы доехали почти без проблем. С этим местом у Филиппыча была связана давняя мечта – увидеть вблизи (и руками потрогать) знаменитый древний замок крестоносцев, Крак де Шевалье.

Ехать по шпионским картам, ориентируясь на забитые в навигатор географические градусы и минуты, было весело. "Так, примерно через километр у нас развязка. Открой лист номер два. Покажи. Понятно, значит, нам надо съехать вправо, а затем как-то завернуть налево, там будет либо туннель, либо эстакада, в общем, одно из двух, и смотри на указатели – если по-английски будет написано Homs, то нам туда". Я испуганно кивала, листала "атлас" и на всякий случай пыталась запомнить, как выглядит слово "Хомс" в арабском написании. Дорога, меж тем, на протяжении многих километров выглядела примерно одинаково и весьма странно:



Мы с Филиппычем даже немного поспорили на тему "почему они так растут". Последовательно перебрали гипотезы доминирующего направления ветра, минимизации освещенной поверхности, воздействия вращения земли, магнитных полей и колебаний курса сирийского фунта относительно доллара, но к единому мнению не пришли. А в самом деле – почему? Вы случайно не знаете?


"Мадам, не волнуйся"

Никаких конкретных планов относительно пожрать и заночевать в неведомом Аль Хосне у нас не было. Вот приедем, говорил Филиппыч, на месте и разберемся. Не может быть, чтобы в деревне при архитектурном памятнике не нашлось одной свободной кровати и двух кусков какой-нибудь шаурмы. Кстати, о шаурме.

На пороге первого же обнаруженного ресторана с видом на Крак сидело несколько полусонных местных жителей за неторопливой беседой. Обнаружив в поле зрения явных туристов на явно арендованной машине, все они слегка оживились, а один даже встал, подошел к нам, сказал "хелло" и добавил что-то длинное и непонятное на языке, который, судя по всему, считал английским.

- Хелло. Май вайф кен спик френч, - сообщил Филиппыч на всякий случай. Он читал, что аборигены лучше владеют французским языком.
- О, - обрадовался наш собеседник и тут же переключился на французский. – Месье, мадам, вам нужна комната в отеле, да? Можно позвонить вон в тот отель на горе, видите, я знаю того парня. А чаю выпить не хотите случайно? Ах, поужинать? Курица как, подойдет? Мадам, ты какой чай будешь, черный, цветочный или миндальный? А тебе, месье, чего? Пива? Щас будет. Ты не беспокойся, пока вы тут едите, я все узнаю насчет отеля.

Пока мы расправлялись с закусками на шести тарелках (елки зеленые, ведь сказано было понятным французским языком – курица и салат! ОДИН!), хозяин ресторана действительно куда-то позвонил, горестно покивал и проинформировал, что, к сожалению, "в том отеле на горе" ни одной свободной комнаты нет.

- Месье, а тебе обязательно надо отель? Я тут знаю другого парня, так у него дом. Можно снять целый этаж за сорок, ну, пятьдесят долларов, горячая вода, балкон, все дела. И завтрак будет – во сколько скажешь, тогда и принесут. Я ему позвоню, да? Съездим посмотрим?

Через полчаса мы уже вселились в дом с горячей водой и балконом. Действительно хоромы – три комнаты на выбор, две душевые кабинки и даже кухня. На кухне нашелся выключенный холодильник, запирающийся на ключ (мечта слабовольных худеющих барышень). Я отперла дверцу, засунула внутрь бутылки с водой и воткнула вилку в розетку.

И в ту же секунду свет погас. Везде.

- Эй, что случилось?
- Не знаю. Ты ничего не делал?
- Не успел. А ты?
- И я ничего. Только холодильник попыталась включить…

Чертыхаясь, натыкаясь на чемоданы и подсвечивая себе путь мобильниками, мы достигли входной двери и высунулись наружу. Ничего утешительного мы там не увидели: похоже, свет выключился во всей Сирии. Темны были окна окрестных домов, и даже уличные фонари не горели. Однако кирдык.

- Танюша, родная, - громко подумал Филиппыч словами из фильма "Кин-дза-дза". – Дался тебе этот холодильник…

Владелец ресторанчика с видом на Крак по-прежнему оставался единственным человеком в деревне, с которым мы были хоть как-то знакомы, поэтому решили обратиться к нему. В ресторане света тоже не было, однако это никого не волновало – на крыльце по-прежнему сидела компания местных во главе с хозяином, а внутри кайфовали французские туристы. Нафига им электричество, у них на столе свечки горят, très romantique. Я изложила проблему.

- Мадам, - задумчиво произнес ресторанный мэн, – у тебя свечи есть?
- Может, и есть. Только я не знаю, где искать, потому что темно. У вас это, вообще, часто бывает?
- Не. Сегодня первый раз.

В каком, интересно, смысле? "До сегодняшнего дня такого не случалось"? Едва ли. Скорее, "оно у нас каждый день, но сегодня пока не было".

- Ааа. Ну ладно. Я уж подумала, что у вас кто угодно может одним холодильником вырубить свет во всей стране.
- Шутишь, - констатировал мэн. – Это хорошо. А вообще, когда тебе что-то нужно, делай вот так. – И он несколько раз стукнул каблуком в пол.
- Зачем? – офигели мы с Филиппычем.
- Затем, что хозяева живут прямо под вами.
- Где под нами? – офигели мы повторно. – Мы же на первом этаже!
- Нет, вы – на втором этаже. А они – на первом. Под вами. Надо постучать, и вам все принесут. Щас я им позвоню.

Вернувшись, мы столкнулись у входа с милой женщиной, которая снабдила нас свечкой и фонариком. Оказалось, что мы действительно живем на втором этаже, если смотреть не с фасада, а со двора. Едва мы включили фонарик и приступили к поиску зубных щеток, свет зажегся.

- И никаких проблем, - удовлетворенно констатировал Филиппыч. – Пойду помедитирую.

Взявши путеводитель Lonely Planet, он захлопнул за собой дверь сортира. Свет тут же погас снова.

- Вот же ж мать твою, - сказал Филиппыч.

Свет включился.

- Не вздумай спускать воду, - предупредила я на всякий случай.


В порядке хэппи-энда:

Ровно в восемь часов, как и было обещано, нам принесли завтрак: хлеб, сыр, огурцы-помидоры, оливки и коричневую жидкость, в которую было вбухано столько сахара, что я поначалу не смогла определить, чай это или кофе. А впрочем, если не можете отличить – то какая вам разница?


Фотографии замка в количестве 19 штук можно посмотреть здесь. Все картинки дважды кликабельны до натурального размера.
Tags: сами мы не местные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →