Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Иордания: второе правило десерта


Десерт, скажу я вам, граждане, дело серьезное. К нему как попало относиться нельзя – иначе вместо предвкушаемого удовольствия может получиться черт-те что и сбоку бантик. А если совсем не соблюдать правил техники безопасности, то и бантика сбоку не получится. Правил же всего два:

1. Никогда не заглатывать десерт натощак. Это неразумно и неэкономно. В случае нарушения правила номер один все эти ваши пирожные с морожеными нечувствительно проскочат дальше по инстанциям, не оставив о себе особенных воспоминаний. Как будто вы их и не ели вовсе.
2. Ни в коем случае не следует запихивать в себя упомянутые выше пирожные с морожеными, если вы и так уже едва дышите от переедания. Точно вам говорю – не нужно. Соблюдайте умеренность. Пообедайте, конечно – аккуратно, вдумчиво, без фанатизма, а затем уже переходите к заключительному элементу программы. А если вы слегка увлеклись, и заключительный элемент ну никак не лезет – хрен с ним, что уплОчено, ну нафиг. Вам же лучше будет.

***

Петра была оставлена Филиппычем напоследок - в полном соответствии с правилом номер один. Прежде всего, завернуть в Петру на обратном пути с побережья в Амман гораздо логичнее, чем, загорая на побережье, ломиться куда-то за двести км, а потом возвращаться. Но это бы и ладно, 200 км, которые бешеной собаке не крюк, мы бы осилили с легкостью. Однако, судя по всем описаниям, найденным Филиппычем в интернете, Петра именно и была тем, что надлежит оставить на десерт. Кульминацией и квинтэссенцией. Достойным финалом путешествия. Филиппыч мне буквально плешь проел цитатами из восторженных отзывов тех, кто уже сподобился. Ах, Петра. Ах, неземное блаженство, офигение и просветление. Ах, Сокровищница. Ах, ишаки, ах, верблюды, ах, Индиана Джонс. Про Индиану Джонса и в самом деле там снимали какую-то серию. В общем, мы предвкушали – и настолько этим увлеклись, что немножечко забыли о втором правиле потребления десерта.

***

Тот день начался со звонка будильника ровно в 4-00. К 6-30 нам предстояло: а. позавтракать, б. погрузить чемоданы в машину, в. добраться до пустыни Вади-Рам, чтобы там полетать на воздушном шаре (о нем я уже рассказывала). Все шло по плану: мы совершенно замечательно поели, выселились, покатались на машине (километров семьдесят, фигня), полетали на шаре, еще немножко покатались на машине (километров сто двадцать, тоже фигня) и добрались, наконец, до городка Вади Муса, где нас по плану Филиппыча должно было вштырить и накрыть неземной красотой. Запарковались аккуратно у обочины, сунулись наудачу в первый же отель приличного вида – и получили от ворот поворот: мол, сорри, не располагаем мы сегодня свободными номерами, очень жаль. Во второй сунулись – та же фигня. Да что же такое – у них тут в самом деле, что ли, в гостиницах мест нет? Может, еще и администратору надо на лапу давать, как в старые добрые советские времена?! А может... елки зеленые, вдруг мы просто фейс-контроль не прошли?! Зашли для пробы еще в одно заведение. Оно выглядело гораздо демократичнее: диваны в холле слегка продавленные и засаленные, на ресепшн вместо европейски натасканной девочки - флегматичный полноватый дядечка, ну и банковские карточки, понятное дело, не принимаются, только живые деньги. Вам что, комнату? На двоих? Щас-с. Сюда, пожалуйста. Почем? Ну-у-у, например... Дядечка кинул оценивающий взгляд на наши чумазые невыспавшиеся физиономии, затем – на фигурную штопку, украшающую штаны Филиппыча на самом интересном месте, и назвал цену.

С учетом завтрака и вайфая. Да-да. Именно.

Я не поверила своим ушам. Филиппыч пару раз ошарашенно моргнул, а затем быстро-быстро, пока никто не передумал, сказал "йес, окей", метнулся на улицу и перегнал машину к подъезду. Флегматичный дядечка выдвинулся на крыльцо помочь нам с чемоданами, увидел нашу Шикарную Тачку – и лицо его мгновенно утратило умиротворенность. "МУДАК, НАДО БЫЛО ЛОМИТЬ ВДВОЕ" – вот что читалось на нем теперь так же ясно, как если бы было написано по-русски бегущей строкой. Наши подозрения насчет фейс-контроля только укрепились. Если бы мы к тем навороченным отелям сразу на Тачке подъехали, а не пешком в ворота ломились – может, и номера бы сразу нашлись. Кто знает.

***

Бросив чемоданы в номере, буквально не умывшись и почти не поевши, помчались смотреть местные красоты. "Петра – самое красивое место на свете, - было сказано в каком-то отчете на форуме путешественников. – И самое вонючее". В истинности второй части высказывания мы убедились еще на подступах: толпы туристов подвергались постоянным планомерным атакам со стороны местной бедуинской мафии. В окрестностях Петры, как нам уже было известно, работают сразу три клана: один катает туристов на лошадях – и только на лошадях. Другой – на верблюдах, и ни на чем более. Третий – на ишаках, опять же, исключительно. Чисто теоретически все это очень интересно, а на практике – сами понимаете, что получается, при том что все эти ишаки, верблюды и лошади тусуются там целыми днями, а ущелья чертовски плохо проветриваются. С тезисом о несравненной красоте мы бы тоже с готовностью согласились. Ущелья, к примеру, дивно прекрасны:



Или вот Сокровищница:



Нормальная такая Сокровищница, даже, я бы сказала, величественная. Но – вот помнишь, с утра в пустыне скалы какие были? Кааак мы там летали, а?! Тут, конечно, тоже красиво. Тоже. Солнце, блин, печет, зараза. И пообедать бы. Филиппыч, однако, обедать не хотел. Он хотел подняться куда-нибудь повыше, чтобы уже оттуда все качественно обозреть. И мы полезли вверх по узкой извилистой каменистой лестнице:



Мои чувства по поводу этой дороги можно было бы проиллюстрировать графиком функции y = {x}. Это, поясняю для гуманитариев, что-то вроде пилы: сначала растет-растет линейно от нуля до единицы, затем – раз! – опять ноль, и опять растет-растет... И так далее, в периоде. В общем, если вы так и не поняли, как это выглядит, задайте в гугле поиск картинок по запросу "функция дробная часть". Примерно в таком же режиме я сомневалась в проходимости этой тропинки. Как только сомнения начинали перерастать в уверенность, что дальше идти НЕЛЬЗЯ, за очередным поворотом обнаруживалась а. очередная порция ишачьего говна, б. очередная бабушка с сувенирами типа "уан джи ди эврисинг". И мне сразу становилось ясно, что уж если сюда удалось загнать не только ишака, но и бабушку, то мы с Филиппычем и подавно пройдем. Затем сомнения опять плавно нарастали на протяжении где-то ста метров, достигали максимума – после чего мы обнаруживали очередные несомненные свидетельства проходимости дороги. На полпути к вершине встретили настоящую дикую горную кошку:



...с дикими горными котятами, которые, завидев нас, шустро и бесшумно нырнули под камни:



У этих кошаков определенно в роду были ящерицы: и окрас, и особенно манеры поведения вполне соответствуют. Впрочем, один из мелких котоящеров все же разрешил поймать себя в кадр. Надо полагать, ему еще ни разу не приходилось заново отращивать откушенный злоумышленниками хвост:



Как до вершины добрались – уже и не помню. Помню только, как плюхнулась на какой-то камень, совершенно счастливая, в одной руке – фотоаппарат, в другой – бутылка с остатками воды, и думала злобно, что вы тут как хотите, а фотографии с камеры сгружать на ноут будет сегодня кто-то другой. Если вообще будет. А если кто на завтра будильник заведет, так я его, засранца, просто в мелкую пыль сотру вместе с будильником. Кроме того, я сильно сожалела, что полет на шаре и поход в Петру не получилось хотя бы немножко разнести по времени. Хочется-то, конечно, всего и сразу, но второе правило десерта никто не отменял.

Филиппыч же тем временем сидел на краю скалы, свесивши ноги в пропасть, и произносил речь. Речь эту я, кстати, запомнила во всех подробностях. Жаль, что тут присутствуют женщины и дети. Если бы их не было, я бы обязательно процитировала вот эти его слова:

- Бляяяяя... Три месяца! Три, блять, месяца, я это все планировал!!! Это же надо было быть просто ебанутым на всю голову, чтобы три месяца рисовать маршруты, бронировать машины, извести херову тучу денег, а потом из последних сил лезть, как последний мудак, на какую-то засранную ишаками скалу в этой жопе мира, где банка говенного голландского пива стоит шесть евро?! И все это – в то время, когда другие люди, между прочим, нормальные, лежат на пляже в Анталье, и пиво у них включено...

Вот он сидит. Над вечным, так сказать, покоем:



И ведь, что характерно, все время врет. Ничуть он не сожалел ни о затраченных усилиях, ни о бесплатном пиве в Анталье. Я-то знаю.

***

На другой день, оклемавшись и отоспавшись, мы посетили так называемую Малую Петру. Там было все то же самое – скалы, ущелья, выдолбленные в камне ступени и колонны:





...а также зверюшки. Некоторые домашние:



...а некоторые - не очень:



А вот праздношатающихся толп с фотокамерами там не было. И не было ишачно-лошадино-верблюжьей мафии. Потому что находится это счастье в восьми километрах от эпицентра туристических наслаждений, и никакой транспорт сюда не ходит. Вот тут-то и настигло нас ожидаемое офигение и просветление. Так что теперь я с чистой совестью могу сказать: Петра – одно из самых прекрасных мест на свете. Не считая разве что пустыни Вади-Рам. Ну и, разумеется, Долины Любви в Каппадокии, куда мы еще обязательно съездим.

P.S. Эти и некоторые другие фотографии Петры можно увидеть здесь и здесь.
Tags: сами мы не местные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments