Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Еще один город в еще одной стране


За границу я впервые попала двадцать с лишним лет назад. Это было Событие. Настолько далеко выходящее за рамки моей личной действительности, что в него было практически невозможно поверить. Я и не верила - даже когда держала в руках оформленное по всем правилам приглашение от университета. Со стипендией, между прочим, непредставимого размера в сказочной валюте. И когда получила новенький чистенький загранпаспорт, для чего невыездной мне пришлось пойти на немалые жертвы, не верила тоже. Я никак не могла охватить разумом невиданную степень свободы, которая была приобретена ценою этих жертв. И я упорно продолжала не верить ни глазам своим, ни ушам, стоя посреди гулкого, кристально чистого и насквозь структурированного пространства Женевского аэропорта. В похожем состоянии пребывала и спутница моя, студентка родственного факультета. Мне было двадцать восемь лет, ей девятнадцать. Девяносто пятый год, первая в жизни заграница и сразу - Швейцария. И сразу - совершенно одни. Ни сопровождающих, ни встречающих, вообще никакой опеки, которая подразумевалась естественной при посещении идейно чуждых стран советскими, т.е., пардон, уже почти четыре года как российскими гражданами. О-фи-геть.

- Тань, - шепнула девочка Оля с родственного переводческого. - Тань, ты представь только, мы за бугром, поверить же невозможно, ой, а вдруг мы спим и нам это снится, давай ты меня что ли ущипнешь, ой, что делать-то, что делать, ЧТО ДЕЛАТЬ!..

Что делать - мы, конечно же, знали. Нужно было взять билеты на поезд до Лозанны, а там городским транспортом добраться до нужной улицы и вселиться в общежитие. Ничего сложного. У нас даже были инструкции, прибывшие по почте в аккуратных конвертах - подробные, пошаговые, с цветными картинками. Карта города, карта района, схема проезда с номерами автобусов (которые назывались почему-то троллейбусами), стоимость железнодорожных билетов, адреса, номера телефонов. У нас была вся информация, но нам все равно было страшно. Мы же тут, блин, совсем одни. Вдруг мы что-то сделаем не так. Совершим какую-нибудь дурацкую, непоправимую, трагическую ошибку. И тогда Все Пропало.

В конце концов мы собрали остатки пострадавшего разума в одну общую кучку и выделили из местного непостижимого миропорядка светящиеся указатели со словом "вокзал". Обнаружили кассу и отсчитали по двадцать с лишним франков (которые были заблаговременно заказаны в банке и куплены по неизвестному, но несомненно грабительскому курсу). Нашли нужный поезд и погрузились в вагон правильного класса. С каждым успешным шагом этого квеста я пугалась все сильнее, потому что - как следовало из опыта предыдущей жизни - не может такое ответственное дело всю дорогу идти одинаково гладко. Не может, и все. Должна случиться какая-то жопа.

В Лозанне мы победоносно выпали из поезда и триумфально разыскали на площади остановку нужного троллейбуса, который на самом деле автобус. И вот тут как раз возникла проблема. Билеты же!!! С поездом все было просто, там была живая кассирша в окошке, которая разговаривала человеческим голосом, а тут?! Где у них, вообще, добывают автобусные билеты? Я огляделась. На остановке, кроме нас, был только дедушка из местных. Фундаментальный такой, интеллигентный и очень, очень старый. Родившийся, может быть, даже в девятнадцатом веке. Как только мой взгляд зафиксировался на дедушке, он улыбнулся и поздоровался.

- Бонжур, - ответила я, слегка при этом подпрыгнув от неожиданности. До этого момента я ни разу не видела, чтобы в большом городе незнакомые люди здоровались друг с другом на улице.
- У милых барышень какие-то затруднения? Я могу помочь?
- Спасибо. Не подскажете ли вы, где тут можно купить билеты? Дело в том, что мы не местные, иностранки, и...
- Нет проблем. Вот машинка, - дедушка царственно повел пухлым пальцем, и мы действительно увидели автомат по продаже билетов. - Впрочем, давайте я сам все сделаю.

Он взял из наших ладоней по монетке, нажал на автомате несколько кнопок, выдал нам билеты со сдачей и благодушно отмахнулся от миллиона наших благодарностей. Подошел троллейбус, т.е. все-таки автобус, мы вволокли на площадку неподъемные свои чемоданы и, следя за табло, на котором должно было загореться нужное слово, поговорили о том, что, в общем, не так уж в этой ихней Швейцарии страшно. Даже и автобусные билеты не очень дорогие.

На другой день, отойдя от первого шока, мы научились самостоятельно пользоваться билетным автоматом. И заодно поняли, почему проезд от вокзала до общежития обошелся нам так дешево.

Оказывается, этот старец взял для нас детские билеты. Которые до шестнадцати. Конечно, его понять можно: с высоты таких седин - что пятнадцать, что девятнадцать, что двадцать восемь, никакой разницы. Ладно контролеров не оказалось.

Я это к чему сейчас рассказываю? Дело в том, что через несколько часов мы приземлимся в этой самой Женеве. Едва ли она произведет на Филиппыча такое же сокрушительное впечатление, как когда-то на меня. Ведь для него это не первая в жизни заграница, а просто еще один город в еще одной стране. Но, я думаю, это даже хорошо.
Tags: восемь прошлых жизней, сами мы не местные
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments