Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Четвертый исландский поход, часть первая, предметная


ХРЕН ЛИ

Некоторые слова русского языка ложатся на исландскую географическую карту как родные. Это наблюдение было сделано, когда я забыла название водопада, который мы как раз ехали смотреть.

- Как-как ты его обозвала? – заинтересовался Филиппыч. – Хрен-ли-фосс? А что это означает?

Названия водопадов всегда что-нибудь означают. Ну там, Гюдльфосс – "золотой водопад". Годафосс – "водопад богов". Хауифосс – предположительно (ну или по крайней мере в рамках легенды для туристов) "высокий водопад". В этих случаях исландцы, давая водопаду имя, хотя бы включили воображение. Могли бы и не включать: например, Скоугафосс означает просто "водопад на реке Скоуга", однако примитивность названия нисколько не умаляет ни красоты этого чуда природы, ни его известности. За Деттифосс даже обидно: его название переводится примерно как "водопадистый низвергающийся водопад", потому что и detta - падение, и foss водопад, в общем, масло масляное. Хотя он, конечно, всем водопадам водопад, не поспоришь.

- Хренлифосс, - объяснила я веско, - это водопад, находящийся в таких адских гребенях, что, пока туда доедешь, поменяешь два колеса и восемь памперсов.
- О! – обрадовался Филиппыч. У него главная настольная книга – подробный многостраничный атлас Исландии, так что на местной топонимике он собаку съел. – Не удивлюсь, если где-нибудь там поблизости отыщется, к примеру, гора Хренлифьядль. Или мыс Хренливик.

Следующие пятнадцать минут мы развлекались, сочиняя историю о том, как у далекого водопада Хренлифосс, сбегающего с ледника Хренльйёкюдль и дающего начало реке Хренлисау, протекающей в местности Хренлидалур, куда ведет дорога Хренливегур, которая отличается крайней топографической замысловатостью во всех трех измерениях… собственно, тогда мы так и не придумали, что же именно там произошло. Не до того было – ибо дорога, по которой мы ехали, внезапно превратилась в эту самую Хренливегур, на которой как нехрен делать можно поменять не только восемь памперсов, но и два колеса. Так что придется, как те исландцы, выключить воображение и рассказывать, как было на самом деле. Ничего не придумывая. Хрен ли нам скрывать.

***

Вот немножко сухих фактов и циферок для начала.

0. Этот пункт не зря так пронумерован. Если сложить нашу с Филиппычем палаточно-походную практику, а потом поделить пополам, как раз нуль и получится. Филиппыч до этой авантюры имел опыт в формате "выехали на речку, поставили палатку, пожарили шашлык, выпили и закусили". Я, будучи склонной скорее к гедонизму, нежели к мазохизму, всегда относилась к таким развлечениям крайне отрицательно. Я терпеть не могу мокрую одежду и грязную обувь. Я ненавижу комаров. Невозможность принять теплый душ приводит меня в растерянность, а при повторении ситуации – в ярость. Я, черт подери, категорически против того, чтобы жрать на завтрак, обед и ужин консервы, концентраты и прочий доширак. Я все это в гробу видала. И, надо заметить, мое отношение к этому всему нисколько не переменилось. Да-да, я люблю комфорт во всех его житейских проявлениях. Это в порядке преамбулы. Просто чтобы напомнить, что все дальнейшее излагается отнюдь не бывалым туристом, а, прошу прощения, гламурной фифочкой, которую занесло в палатку разве что силой неуемного желания увидеть такое, которое иначе не покажут. Итак.

1. С 17 по 21 июля включительно мы прошли 88 км по очень, очень пересеченной местности, которая называется Хренли Лаугавегур. Это популярный пешеходный маршрут, и вообще-то он рассчитан на шесть дневных переходов. Мы одолели его с севера на юг в четыре приема: 25 (ЛандманналойгарАльфтаватн), 17 (Альфтаватн – Эмструр), 19 (Эмструр – Торсмёрк) и 27 (Торсмёрк – Скогар) км соответственно. Один день отдыха (после третьего перехода) был нами потрачен на необременительную десятикилометровую прогулку по Торсмёрку (налегке, говорить не о чем). Чтобы можно было представить себе объем жертв и разрушений, прилагаю карту маршрута. Она составлена не нами, но практически полностью соответствует нашей с Филиппычем действительности. Перепады высот (справа внизу) призваны дополнить представление о степени упоротости пациентов.

laugavegur

2. Вес груза на старте составил 21 и 14 кг соответственно. На финише – 16 и 10 кг.

3. За это время нами было истреблено примерно 2 кг американской сублимированной жратвы, 20 пакетиков растворимого супа, 600 г сухарей, 1 кг миндаля, 6 плиток шоколада, 16 яиц, сваренных вкрутую, плюс разные милые мелочи типа сыра и ветчины в нарезке. Вам уже смешно? Вы никогда не взяли бы в поход никаких яиц, кроме тех, которые у вас, возможно, имеются от рождения? Тогда следующий пункт лучше пропустить, иначе он вас убьет.

4. Примерно 10% стартового груза Филиппыча составляло пиво.

13707172_1758897654333711_755785704_n

Да-да. Он поперся в горы, имея в рюкзаке 4 (четыре) банки пива. Пиво, равно как вареные яйца и сыр на завтрак, способствовало поднятию боевого духа. Допускаю, что это так. Даже верю, что, не будь этого пива, Филиппычу было бы гораздо сложнее тащить все остальное. Я, будучи где-то в глубине души – ну ооочень глубоко – практиком, выбрала для этой цели напиток, в котором градусы размещены гораздо компактнее.

5. Средняя скорость в движении, как нам подсказывает навигатор, составила 4 км/ч. Неплохо для двух городских чайников 53 и 49 лет, особенно если учесть груз и рельеф. И степень упоротости.

6. С 22 по 28 июля включительно мы проехали на машине – модифицированном внедорожнике Mitsubishi Pajero десяти лет от роду – 1885 км уже по другой местности, в том числе и тоже очень пересеченной. "Модифицированный" в данном случае означает, что из салона были безжалостно выломаны оба ряда задних сидений, а вместо них всобачены автохолодильник, раковина (со сливом прямо на землю) и раскладной матрац на всю оставшуюся площадь. Прекрасный вариант для тех, кому по какой-то причине надоело ночевать в палатке. Пока ехали – научились форсировать реки, не поднимая ни малейшей волны, и преодолевать лавовые колдобины на дороге так, чтобы посуда в ящике не звенела. Под "дорогой" в данном случае понимается такое место, по которому полноприводная машина с хорошим клиренсом проехать в принципе может, если ей повезет с погодой и водителем.

7. Кстати, о погоде. Нам с нею повезло так, что даже страшно об этом говорить. За две недели путешествия дождь, который вообще мог на что-нибудь повлиять, шел всего трижды: 20 июля (Торсмёрк, день отдыха, пострадала сменная одежда Филиппыча), 21 июля (пеший переход, финальный участок Торсмёрк – Скогар, промокло до нитки вообще все, что могло промокнуть, и многое из того, что не могло) и 24 июля (Аскья, никто не пострадал, даже наоборот – в самый ответственный момент туман рассеялся минут на пять, чтобы я могла сделать несколько снимков). В последние три дня складывалось впечатление, что исландские тролли и эльфы специально разгоняют облака по ходу нашего следования (и нагоняют их обратно у нас за спиной). Мы ухитрились увидеть ледяную лагуну Йёкюльсаурлоун, деревню Вик, мыс Дирхолаэй и город Хверагерди, не говоря уже про помянутый выше водопад Скоугафосс, при ясной погоде. Мы покрылись заметным загаром, невзирая на солнцезащитный крем с фактором 50. Филиппыч даже искал на приборной панели кнопку включения кондиционера. Не нашел.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

В целом – и прежде всего благодаря маниакальному стремлению Филиппыча все планировать – у нас все сложилось очень хорошо. Однако есть моменты, которые мы бы в свете накопленного опыта переиграли.

1. В день прилета мы планировали добраться до стартовой точки пешего маршрута (Ландманналойгар) на автобусе. Автобус туда ходит дважды в день – в 13-00 и в 16-00. До автобуса нам предстояло: взять в аренду совсем маленький и дешевенький автомобиль (чисто до города доехать), купить газовые баллоны и необходимые продукты, переложить походные вещи из сумок в рюкзаки, сдать остальное в камеру хранения, сдать автомобиль. Пытаясь успеть на первый рейс, мы переформировывали багаж в большой спешке, из-за чего я осталась на пять дней без шампуня, а Филиппыч случайно запихал в рюкзак носков и футболок вдвое больше, чем ему было надо. На автобус при этом все равно опоздали, пришлось ехать вторым рейсом: по менее живописной дороге и с пересадкой. В следующий раз мы не будем стремиться объять необъятное, впихнуть невпихуемое и т.д.

2. Хотя дотошный Филиппыч и делал контрольную укладку рюкзаков еще дома, их объем (45 и 35 л) оказался недостаточным. В итоге я узнала от него много разных слов и фразеологизмов о холиваре между "внутрипеночниками" и "внешнепеночниками" на туристических форумах, а рюкзаки наши после всех ухищрений выглядели как у самых отъявленных внешнепеночников (а также внешнепалаточников, внешнетапочников и внешнебутылочников), хотя мы и не уверены, что разделяем их идеи. Теперь мы купим Филиппычу рюкзак объемом 60 л, 45-литровый отдадим мне, а 35-литровый кому-нибудь подарим. Мы не хотим, чтобы в следующий раз наши рюкзаки выглядели так.

IMG_20160717_073631 IMG_20160717_073654

3. Американская сублимированная хавка, несмотря на питательность, простоту приготовления и благоприятные отзывы пользователей, включая космонавтов, - полный отстой. По степени отстойности она уверенно может соперничать с залом вылета аэропорта Осло. Из шести имевшихся у нас блюд одно можно было признать достаточно вкусным и еще два – условно съедобными. Кроме того, каждая порция этой жратвы содержала 53% дневной нормы натрия. В переводе на понятный язык это означает, что, с учетом всей остальной еды, мы потребляли соли раза в два больше, чем нам требовалось. Спецэффект "утро китайского пчеловода" наблюдался в течение пяти дней постоянно. В общем, к концу пешего перехода эти кулинарные изыски остопиздели нам до скрежета зубовного. От банальных гречки, пшенки и сгущенки пользы и удовольствия было бы на порядок больше. Учтем на будущее.

4. На привале все потенциально промокаемые вещи должны лежать в палатке. В Торсмёрке мы отправились на прогулку, оставив рюкзак Филиппыча хоть и под тентом, но на земле. Пошел дождь, и в итоге мы имели довольно много чистых, но мокрых, а самое обидное - ненужных (см. п. 1) носков и футболок, а впоследствии – довольно много секса с просушкой всего этого.

13741344_748998641908492_1752399371_n

В порядке дополнительной меры Филиппыч уже включил в список предстоящих покупок гермомешки и накидки на рюкзак.

5. Между ледниками Эйяфьядлайёкюдль и Мирдалсйёкюдль мы передвигались фактически внутри облака. Очки практически сразу пришлось снять, поскольку они приняли вот такой вид.

IMG_20160721_122348

Что с этим делать – пока не знаю. Без очков высматривать в этом киселе дорожные вешки было, мягко говоря, неудобно. Можно было бы освоить контактные линзы, но я пока не уверена в жизнеспособности этого варианта.

6. Протяженность любого отрезка маршрута можно смело увеличивать на 2 км. Написано на сайте 15 км – значит, по факту 17. С учетом остановок, обходов препятствий, петляний и заблуждений. К расчетному времени прибытия в любой пункт можно смело прибавлять 2 часа. Это последнее правило относится не только к пешему, но и к автомобильному путешествию.

7. Стремясь оптимизировать вес груза, я еще дома безжалостно отбросила то, что, по моим представлениям, пригодиться в походе не могло. И в первую очередь – декоративную косметику. В основном я была права – без туши для ресниц и карандаша для бровей в этом их Хренлидалуре вполне можно обойтись. По губной помаде страдала непрерывно все пять дней, с первых же часов похода. Добравшись до цивилизованных краев, тут же купила бальзам для губ и была совершенно счастлива. Есть вещи, и иногда весьма неожиданные, на которых экономить не нужно.

САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ ВЕЩИ

1. Трекинговые палки. Величайшее изобретение человечества. На одном броде без них меня бы точно сбило с ног и протащило по камням вместе с рюкзаком. А уж сколько раз я бы навернулась в горах – страшно подумать. Так-то всего раза четыре, и без последствий.

13736890_1028415297207176_1794160824_n

2. Шерстяная одежда: термобелье и носки. Я про это много раз слышала и читала, но не верила, зато теперь точно знаю: термобелье и носки из чистой шерсти греют, даже если промокли до нитки. А вот х/б футболки и носки – см. пп. 1 и 4 раздела "Работа над ошибками" – можно было не брать вообще. Толку ноль, сушить затрахаешься.

3. Аутентичная флотская тельняшка – мегавещь. Настолько мега, что заслуживает отдельного упоминания. Не холодно, не жарко, не дует. Опять же, стирать можно в общем режиме без последствий, не линяет, не садится, не тянется.

DSC08713

4. Газовая горелка. Наш экземпляр – экономичный, с защитой от ветра – нагревал литровую кастрюльку за 8 минут, пол-литра (на 2 чашки) – практически вдвое быстрее. На пятидневный переход хватило 450 г газа. Второй 450-граммовый баллон мы потратили, и кстати далеко не полностью, на регулярный аттракцион "свари на парковке суп за 15 минут и затролли этим всех туристов в радиусе 5 км".

IMG_20160716_231221

5. GPS-дивайс. Любой. У Филиппыча было два: специальный пешеходный навигатор, которому он заранее скормил наш маршрут, и обычный мобильник. Благодаря этому мы сумели не только не потеряться на перевале Фиммвёрдухаулс, но и указать дорогу нашим случайным попутчикам.

6. Губная помада, которой не было. Или бальзам для губ. См. п. 7 "Работы над ошибками".

7. Кофр для фотокамеры. Мегавещь даже круче тельняшки. Универсальное вместилище для любых предметов, которые могут понадобиться в режиме "вотпрямщас". В многочисленных отделениях и кармашках моего кофра можно было найти: салфетки, батарейки для гаджетов, наконечники для палок, перчатки, мобильник, спички, два комплекта столовых приборов, перочинный ножик 10-предметный, дежурную шоколадку и запасные стропы для фиксации всего на свете. Мы настолько привыкли к тому, что в кофре может найтись буквально ВСЕ, что он превратился в семейный мем. "Где зубная щетка / мыльница / сухие носки / бандана / левый ботинок / баллон с газом? – В кофре посмотри!" Ах да, еще там была камера с объективами, аккумуляторами, блендами и всем, что полагается. Кстати: в один прекрасный день ножик, зараза такая, потерялся, и пару дней его вообще никто не видел. Потом он сам собой нашелся – естественно, в кофре. Который в процессе поисков был тщательнейшим образом перетряхнут и буквально вывернут наизнанку не менее трех раз. Мистика, блин. Полтергейст. Не иначе местные тролли взяли поиграть, а потом вернули, как порядочные.

***

И еще раз к вопросу о мистике. В славном городе Эгильсстадире заехали мы на заправку – купить всяких мелочей. Ну ходим по магазинчику, выбираем, тут Филиппыч вдруг встает как вкопанный и шепчет: "Судьба". И на прилавок с сувенирами пальцем показывает. А там среди прочего выставлена карта Хренли Хорнстрандира. Того самого. И это при том, что в Исландии вся сувенирка очень четко поделена по региональному признаку: т.е. на Золотом кольце вам будут продавать открытки-магнитики и прочую хню с видами Гюдльфосса, Гейзира и Голубой лагуны, в Вике – с изображением Ведьминых пальцев и мыса Дирхолаэй, который там в двух шагах. На полуострове Снайфедльснес – с ихней знаменитой горой Киркьюфетль, в Хусавике – с китами. И ни в коем разе не наоборот! А тут вдруг далеко на востоке – привет, карта крайнего северо-западного региона. Отличная километровка со всеми тропинками, явными, неявными и подразумеваемыми. Как, спрашивается в задаче, она там оказалась? Зачем? А главное – для кого?!

Конечно же, карту мы немедленно купили. И в Хорнстрандир теперь точно поедем. Тем более и опыт есть, и оборудование, и желание не пропало. Хрен ли.

На этом проза жизни кончилась, в следующей серии забавное что-нибудь расскажу.
Tags: N пунктов, больные на голову, многострадальный представитель, моя Исландия, не ржать!, неоднократно и разнообразно, сами мы не местные, феномены натуры
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →