Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

  • Mood:

Замечание в дневнике


Если вы когда-нибудь попадетесь в гости к матушке моей, она
а) усадит вас в кресло;
б) заткнет вам рот куском торта;
в) сунет вам в руки толстый потрепанный альбом в зеленой обложке. В альбоме содержится компромат. Например, на одной из фотографий вы увидите меня, загорающую на пляже в чем мать родила. В 1970 году, а вы себе что подумали? Если вы будете хорошо себя вести, она продемонстрирует вам мой табель успеваемости за второй класс (с одними пятерками и астрономическим количеством пропусков по болезни) и несколько штук похвальных грамот. Если вы еще не успели прожевать торт недостаточно активно сопротивляетесь, вам покажут золотую медаль, выданную мне при окончании школы. Сама-то я этой медали уж лет двадцать не видела, но вам ее предъявят обязательно, даже если вы поклянетесь, что дома у вас пылится в точности такая же. А вот дневник мой за седьмой класс вам не покажут. Это зрелище для сильных духом и крепких нервами.

Вообще-то даже в седьмом классе я была сравнительно тихим, старательным и дисциплинированным ребенком. Просто мне не всегда везло. За весь год я всего трижды не сделала домашнее задание по геометрии, и всего трижды математичка собрала тетради на проверку – угадайте, в какие дни? На уроках я болтала не больше, чем все остальные вместе взятые, а к рукоприкладству прибегала только в исключительных случаях и только для самозащиты. Но кто же вам виноват, что в мире столько интересной информации, которой необходимо поделиться прямо сейчас, а исключительная потребность в самозащите случается буквально на каждой перемене? Вследствие фатальной моей невезучести в дневнике у меня регулярно появлялись двойки и единицы (это если удавалось кого-то из учителей нечаянно довести до ручки), а также замечания:

Пела хором на уроке литературы. - Помню-помню. Что-то мы такое проходили, не то "Недоросля" Гоголя, не то "Ревизора" Фонвизина, или этого, как его, Гончарова, не то "Разгром", не то "Облом". В общем, скучища смертная. Причем сама книжка еще ничего, а тут – извольте радоваться, критические статьи, написанные про все это какими-то идиотами сто лет назад специально, чтобы мы теперь мучились. Ну мы с Маринкой и того... развлеклись немножечко. Вполголоса. Бывает.

Мешала соседу по парте. - И вовсе не мешала. Врезала пеналом по чему попало – это да. Превентивно. Я же слышала, как жирный Лукьянушкин с задней парты ему советовал стукнуть меня по кумполу, если не дам алгебру списать. Кстати, Лукьянушкину с меня тоже причитается.

Безобразно вела себя на перемене, сбила с ног учительницу. - Ну, во-первых, сбила не я, а Егоров. Нефиг было дразниться. Или пусть бы дразнился в другом месте. А так – пришлось огреть его портфелем со всей дури, и он отлетел прямо в раскрытую дверь учительской, откуда как раз в этот момент выходила чужая незнакомая ботаничка. И еще орал "Это не я!" и показывал на меня пальцем. Слабак. Во-вторых, училка успела отпрыгнуть. А красиво летел шуму-то сколько.

***

И вот однажды возвращаюсь это я из школы, лелея многие творческие созидательные мысли. Как бы, к примеру, откосить от сбора макулатуры так, чтобы не огрести получасовую нотацию. Какое задание делать на завтра – русский или физику, при условии, что по русскому тетради собирают чаще, а по физике меня вызывали в позапрошлый раз. Поводов для задумчивости, сами видите, мильон. И вдруг слышу СВИСТ. Вздрагиваю. Оглядываюсь. Оказывается, я стою ровно посреди перекрестка, и дяденька в серой форме машет мне полосатой палкой, иди, мол, сюда. Иду.

- Нарушаете, значит? – задает мне дяденька риторический вопрос. – На красный свет переходите?

Молчу. Потому как действительно на красный, чтоб его, хотя какая разница, в такое время дня тут вообще никто не ездит. И откуда ты, дяденька, взялся на мою голову.

- В какой школе учитесь? – грозно спрашивает гаишник. – Дайте сюда дневник.

Вот честное слово – не будь я в такой задумчивости, я бы на красный в присутствии ментов не пошла точно придумала бы отмазку. Нету, мол, дневника, дяденька-милиционер, забрали их на проверку, двойки недельные расставлять, и вообще я его дома забыла как раз по этому случаю. Но постфактум очень легко все придумывать, а вы попробуйте, когда вас застали врасплох. Тупо протягиваю ему дневник. И знаете, ЧТО он делает? Он достает из своей сумки такую типа планшетку. Укладывает на нее мой дневник. Открывает. И! – пишет мне там замечание:

Такого-то числа такого-то года на пересечении ул. Ванеева и Невзоровых переходила проезжую часть на красный сигнал светофора. Старший сержант такой-то.

Иду я домой, как жить дальше – не представляю. Нет, ну ладно двойка по географии. Ладно – отметка об опоздании на десять минут. Ладно – свеженькое замечание насчет Лукьянушкина, да этого жирдяя лупить нужно круглые сутки за сам факт его существования в природе, и задание по инглишу списывать не давать никогда. Но иметь у себя в дневнике ТАКОЕ? Неееет, это абсолютно невозможно. Меня же засмеют. Мне же белый свет не мил будет. Что делать – что делать – что делать...

Короче. Это был первый и последний случай в моей жизни, когда я вырвала страницу из дневника.

Между прочим, матушка моя до сих пор об этом не знает. Потому что такого рода информация – не для всех. А только для сильных духом и крепких нервами.
Tags: буквы россыпью, восемь прошлых жизней
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →