Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Земляника


Летом мы выезжали, как правило, не в Крым и не на Кавказ, не в круизы по рекам и не на экскурсии по Золотому кольцу, и не в байдарочные походы, а на турбазу в Семеновский уезд район НН-ской губернии области. Родители мои уже тогда были реалисты, практики и любители сочетать приятное с полезным. В окрестностях турбазы произрастали в ужасных количествах грибы и ягоды, и, соответственно, основным занятием отдыхающих была промышленная заготовка всего этого на зиму. Были, конечно, любители неспешно прокатиться на лодке до ближайшего пляжа или прогуляться до сельпо за чем-нибудь бодрящим. Были бабушки, медитирующие на скамейках, пока внуки носятся по детской площадке. Однако большинство взрослого трудоспособного населения прямо с утра расползалось с корзинами и бидонами по лесам, а во второй половине дня с энтузиазмом перебирало, резало, чистило, сушило, варило, протирало с сахаром и закатывало в банки. Повсюду кипело на плитках варенье. Между деревьями на веревочках гроздьями сохли грибы. Местные дамы и даже джентльмены за пустую трехлитровую банку были готовы продать половину своей бессмертной души, а вторую половину отдать в аренду на 99 лет. Вопрос "где малинку брали?" считался верхом бестактности, и единственным правильным ответом на него было "места знать надо".

В середине семидесятых я была маленькая, но меня водили в лес наравне со взрослыми и трудоспособными. Может, и оставили бы, да не с кем было – это во-первых. Во-вторых, я собирала ягоды не только внутрь, но и в банку, так что опять же получалось сочетание приятного с полезным плюс воспитательное воздействие. Сбор малины – очень приятное занятие, если бы не колючки. А черника могла бы иногда расти там, где поменьше комаров, и вообще – ну скучно же, сидишь посреди черничного поля как на картофельной грядке, и кругом повсюду она во все стороны, никакого разнообразия. Да еще подлая трава багульник, от которой болит голова. Нет, как хотите, но самая интересная ягода – это земляника: она очень красиво растет, причем не сплошь, а полянками, так что к собирательству добавляется охотничий азарт – найти самое земляничное место. Абсолютным чемпионом по поиску земляничных мест был мой папа: ягоды словно сами ему навстречу выпрыгивали. Но – ничегошеньки я тогда в этом не понимала. Настоящая любовь к охоте на землянику пришла ко мне гораздо позднее – в начале девяностых.

***

Тогда на турбазе, да и вообще в жизни, многое поменялось: столовая закрылась, горячую воду в душевых кабинках кто-то всю выпил, из радиорубки вместо попсы транслировались – громко! и никакого нет спасения! - бразильские сериалы. Проблема заготовительных работ стояла еще острее, чем раньше, причем рядом с нею в полный рост воздвиглась проблема воспитания Ужасного Ребенка. Воспитывать его я, по мнению матушки моей, Тайфуна Маргариты, не умела. Поэтому за мной непрерывно надо было следить. "Куда это он у тебя полез? Скажи, чтобы прекратил. Отбери у него чужое ведерко и дай машинку. Осторожнее, он побежал, он сейчас споткнется и упадет, догони и сделай же что-нибудь. Переодень. Как это зачем?! – люди же смотрят, что они обо мне подумают" – словом, она бдительно отслеживала процесс 24 часа в сутки, и спастись от этого было так же нереально, как от радиотрансляции про богатых, которые тоже плачут.

Сами подумайте – ведь страшно подумать, что было бы, если бы никто за мной не следил. Тогда бы я переодевала Ужасного Ребенка не ежечасно, а один раз перед сном или непосредственно после падения в лужу, смотря что раньше наступит. И стирала бы я его одежки не каждое утро, а дважды в неделю, и уж точно бы никогда их не гладила. И ел бы он у меня тогда же, когда и все, причем ту же самую еду. А еще бы он, сирый, голодный и неприсмотренный, самостоятельно резвился в песочнице, лазал по деревьям, отбирал у других детей ведерки, спотыкался и падал сколько его душе угодно. Конечно, бабушка наша с ее энергией могла бы следить не за мной, а за Ужасным Ребенком непосредственно, однако тогда я бы оказалась не при деле, чего допустить было никак нельзя: личный состав должен быть постоянно при исполнении. Эту истину, знакомую любому армейскому командиру, Тайфун Маргарита каким-то образом постигла интуитивно.

От рекомендаций, приказов и постановлений очень хотелось куда-нибудь деваться. Варианты "залезть повыше на сосну" и "закопаться поглубже в землю" были неосуществимы технически, вариант "проводить отпуск в другом месте" неосуществим финансово, а "послать всех к черту" – чреват неоправданным расходом психической энергии. Чтобы сэкономить эту самую энергию, я старалась по максимуму сливаться с окружающей средой: не проявлять никакой инициативы, никому ни по какому поводу не перечить, выполнять бесчисленные поручения не торопясь и в минимально возможном объеме, а главное – исчезать из поля зрения при первой возможности. Возможность была одна – в лес за ягодами. И вот, когда окружающий мир становился невыносимым, я брала какую-нибудь корзинку покрупнее и смывалась. Против этого Бабушка наша ничего возразить не могла: во-первых, ей очень хотелось наварить земляничного варенья, а во-вторых, в лесу я уж точно была при деле. Возвращаться с корзинкой, заполненной не доверху, считалось дурным тоном, поэтому мне было обеспечено часов пять или шесть полной! абсолютной! упоительной свободы и, главное, тишины. Ну, деревья, конечно, шумят, комары жужжат, и больше – ничего и никого, а особо надоедливого комара и прихлопнуть можно. Я очень любила собирать землянику тогда, честное слово.

***

С тех пор опять-таки многое изменилось. Путевки на турбазу стоят примерно как в трехзвездочный турецкий отель – правда, говорят, столовую там снова открыли и горячая вода есть. Ужасного Ребенка теперь никто не пытается воспитывать. Мне больше не нужно проводить мой единственный отпуск впятером в одной комнате, с корзинкой, плиткой, вездесущими комарами, трехлитровыми банками и сахаром по талонам. Я могу, уж если я в отпуске, заниматься чем мне вздумается, а то и вовсе ничем не заниматься. Но землянику собирать до сих пор люблю и умею. Я, между прочим, чемпион по поиску земляничных полян. Ягоды сами ко мне навстречу выпрыгивают. Папа мог бы мною гордиться.

***

На прошлой неделе ОНА пришла в окрестности Минска. В основном, конечно, пока цветочки:



Но и ягодки тоже:



А то, что у меня с собой был рояль в кустах не только фотоаппарат, но и полиэтиленовый пакет в кармане – это ни разу не случайность. Еще когда я маленькая была, папа мне говорил: "Идешь в лес – возьми с собой тару".

В общем, ОНА надвигается. А может быть, ОНА уже здесь. Готовьте корзинки.
Tags: восемь прошлых жизней, жЫзненное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →