Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Accent circonflexe и другие звери


Я испытываю огромную симпатию к правилам орфографии русского языка. Ну подумайте, как все просто. Ударные гласные почти всегда как слышатся, так и пишутся. Безударные гласные проверяются ударением. Согласные по глухости-звонкости – изменением формы слова. Падежей всего шесть, склонений – три, спряжений – вообще два, исключения вдолблены в мозг еще в начальной школе, все в целом логично и закономерно, и я не верю, что запомнить правило написания –тся и –ться такая уж неподъемная задача для современного человека. Другое дело, например, французский. Ну да, проблема безударных гласных там практически отсутствует, ибо все гласные, какие не редуцированные есть, произносятся довольно четко. Однако хрен вам это поможет, если для написания четко произносимого и явно слышимого звука, например, ε ouvert, существует множество вариантов: e, ai, ei, ay, e с черточкой вроде ударения, называется accent grave, и еще e с такой, знаете ли, крышечкой ("Крышечка?! – орал в одна тыща девятьсот девяносто четвертом году незабвеннейший и наилюбимейший Сергей Матвеич, швыряя на стол пачку тетрадей с диктантами. – Крышечка будет вам на экзамене! А этоaccent circonflexe!!!"). В общем, вы поняли – дофига, и это только те обозначения, которые я с ходу вспомнила. И только для одного гласного звука, а их, согласно разным версиям, от 14 до 18 штук. И это я еще не говорила о финальных согласных, которые сплошь и рядом пишутся, хотя и не произносятся. И это я еще не вспомнила две отдельные системы глагольных форм – для устной и письменной речи, включая четыре разновидности сослагательного наклонения, а также всяческие плюсквамперфекты и "ближайшее будущее в прошедшем" - хотя тут уже возникают сложности не только орфографические. В общем, есть где порезвиться. Русский вам сложно? – ну так идите учить китайский. Там проблемы орфографии в том виде, как мы ее понимаем, не существует.

Я бросила на стол пачку тетрадей с диктантами и обвела группу номер двести пять печальным взглядом. Группа в полном составе была сформирована из бывших "англичан" и французским занималась всего второй год, "с нуля". По сравнению с французской английская орфография - вообще сон разума в летнюю ночь, но переход из одной логической системы в другую всегда дается тяжело, вне зависимости от степени абсурдности обеих логических систем.

- Что, Татьяна Евгеньевна, совсем плохо? – посочувствовала староста Настя.
- Не ужас-ужас Так себе. Средненько, в общем.
- Ну дык трудно же, - проворчал из угла троечник Леша. – От одних глаголов свихнуться можно. Половину окончаний взять бы и выкинуть, все равно звучат одинаково.

А ведь это идея.

- Конечно, трудно, - ответила я, и голос мой, надеюсь, был исполнен теплоты, утешения и понимания всего на свете. – Это общая беда. Но этой нашей общей беде скоро помогут.
- А как? – недоверчиво поинтересовалась способная, но ленивая Марина.
- Очень просто, - сказала я убежденно. – В Германии эта проблема уже почти решена, там как раз реформа внедряется, знаете? И во французском языке будет то же самое. Согласитесь – существующие правила правописания далеко не соответствуют нормам сегодняшней речи.

Я поведала детям о том, что основы нынешней орфографии были заложены еще в те времена, когда монахи переписывали священные книги от руки, взимая за это построчную плату. Совершенно очевидно, что в таких условиях на письме неизбежно возникают лишние символы, не объяснимые никакими разумными доводами, кроме корысти. И теперь, в эпоху, когда 87% французских школьников не могут написать простенький диктант даже на тройку, особенно ясно стала видна необходимость самых серьезных перемен.

- Что – правда восемьдесят семь?! – потрясенно прошептал троечник Леша.
- И это только по официальным данным, - подтвердила я с максимально возможной в данной ситуации убежденностью.
- Значит, мы еще того… ну, это… не безнадежны? – радостно сделала вывод не очень способная, но очень старательная Оля.
- Ни в коем случае! Но вы же понимаете, если уж сами французы не справляются, значит, надо что-то делать. Вчера я читала новый выпуск журнала "Langue nouvelle", о котором вы, дамы и господа, безусловно, слышали, он выпускается Бельгийским Королевским Лингвистическим обществом, и вот там довольно пространно излагается очень многообещающий проект.

Присутствующие дамы и господа в жизни не слышали ни о таком журнале, ни о Лингвистическом обществе. Я, впрочем, тоже. Но это нисколько не помешало мне продолжить рассказ о планируемой реформе. Я усомнилась в целесообразности множественного написания одних и тех же звуков, подвергла критике устаревшую систему глагольных окончаний, саркастически проехалась по согласованию причастий с определяемым словом и раскатала в тонкий блин практику использования всех этих черточек, точечек и крышечек, каждая из которых, будучи написана неправильно, стоила студентам 205-й французской группы четверти балла в диктанте.

- …Таким образом, к 2006 году в употреблении не останется никаких диакритических знаков, помимо accent aigu и accent grave над буквой Е, для различения открытого и закрытого звука! – пообещала я напоследок.
- А крышечка… то есть сирконфлекс? – с восторгом спросила староста.

Ребята наконец-то увидели свет в конце туннеля. Мне же, с одной стороны, очень хотелось радовать их и дальше, а с другой – пора было как-то закругляться, чтобы перейти к нашим обычным делам. Например, к разбору ошибок в диктанте.

- С accent circonflexe все немного сложнее, - задумчиво протянула я. – Он ведь маркирует не только фонематические признаки, но и долготу звука. Хотя, конечно, не во всех случаях это релевантно. Например, в той статье было предложено упразднить accent circonflexe в словах типа gâteau, château и других аналогичных. За исключением слова bâteau.
- А зачем оставлять аксан сирконфлекс в слове bâteau? – офигела 205-я группа в полном составе.
- Для смыслоразличения, конечно, - вдохновенно ляпнула я.
- Ааааа, - понимающе покивала старательная Оля. На ее лице, равно как и на других лицах, явственно читалось желание поскорее заглянуть в словарь, чтобы выяснить, что означает французское слово, которое произносится в точности как "бато", но пишется без accent. Однако этим действием группа номер двести пять сразу бы показала, что такого слова не знает, поэтому от использования первоисточников пока воздерживалась. Возникла пауза – на полминуты, не более, а потом способная Марина вдруг высказала нерешительное предположение:

- А ведь bateau вроде бы и так пишется без accent circonflexe?
- Совершенно верно, - хихикнула я. Теперь уже было можно.
- Так что же это выходит – значит, вы нас обманули? Первое апреля? Да?!

Ну таки да, милые дети. А вы что думали?

- Ыыыыыыы!!! – взревела двести пятая. – А какая могла бы быть полезная реформа!

P.S. Приношу извинения журналу "Langue nouvelle", издаваемому Бельгийским Королевским Лингвистическим обществом, - на случай, если они оба, журнал и общество, все-таки существуют.
Tags: восемь прошлых жизней, лингвистический бред, училка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →