Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Страшная Неведомая Херня и как с ней бороться


В жизни всегда есть место мелкому бытовому облому. А также среднему и крупному.

Отключили воду в июле, отопление в декабре, интернет прямо с утра. А соседям сверху, наоборот, включили, и все это растеклось пятнами по вашему потолку. Любимый ноутбук пожрали вирусы. Любимый кот с помощью когтей вскарабкался, зараза, по вашей любимой дубленке от подола до воротника, а затем обрушил с подоконника пожранный вирусом, но все еще любимый ноутбук. Любимая женщина встретила скандалом вместо ужина. В самый ответственный момент возникла ничем не объяснимая слабость во всех, извините, членах – что опять-таки вполне естественно после скандала. Или вдруг, ни с того ни с сего, на ровном месте занемог автомобиль.

Все шло замечательно. Я выскочила из дома, осторожно втянула носом холодный воздух, в два прыжка преодолела расстояние до машины, щелкнула ключом, нырнула за руль, завелась с пол-оборота, смахнула снег с лобового стекла и врубила обогрев всего на свете. Уххх, до чего холодно. С ума они там посходили – летом плюс сорок, первого декабря минус двадцать? Давай, Хасечка, тут недалеко, метров пятьсот. Вот и приехали, славненько, ты меня подожди минут пять, я мигом.

Через пять минут в ответ на поворот ключа Хасечка с непонятной, доселе не слыханной интонацией сказала "шшшшшшшшш". Еще через пять минут я воспользовалась опцией "звонок другу".

- Солнышко, ты будешь смеяться, но мы с Хаськой сейчас не смогли завестись.
- Аккумулятор, - сказал Филиппыч. На работе он всегда очень лаконичен.
- В порядке, - возразила я. – От дома-то мы отъехали без проблем.
- А стартер?
- Что – стартер? – спросила я совершенно блондиночным тоном.
- Работает?
- Ээээ… А как это должно проявляться?
- По звуку, - объяснил Филиппыч очень тихо и спокойно, но, судя по всему, сдерживаясь из последних сил.

Если бы мне, на заре автомобильной моей юности, выдали подержанные "жигули", или сильно лохматый "гольф", или даже почти новую "оку" - тогда бы я, вероятно, стала вполне сносным механиком. Я бы точно знала, как проявляет себя стартер, когда работает нормально, и когда работает ненормально, и когда не работает вообще. Но у меня не было ни "жигулей", ни "оки", ни "гольфа". У меня была одна только моя единственная и неповторимая Хасечка, с которой мы проехали вместе почти 73 тыщи километров за два года и которая никогда и нигде меня не подводила. Хасечка всегда делала именно то, что я от нее ожидала. Нас с ней ни разу не занесло даже на очень скользкой дороге. Мы с ней рвали всех на старте в мелкие клочья. А уж как мы зажигали на трассе! – и комплименты от соседей по светофору принимали как что-то совершенно естественное, потому что да, я, конечно, неплохо вожу машину, но это же проще простого – неплохо водить такую замечательную машину. И вот эта самая Хасечка, которая, в ответ на нашу к ней нежную любовь, ни разу не дала мне повода задуматься, какой из немногочисленных издаваемых ею звуков является признаком нормальной работы стартера, стоит совершенно беспомощная во дворе чужого дома и только тихонечко шипит, не в силах тронуться с места.

- Оставь машину в покое и иди домой, - вздохнул Филиппыч.
- А как ты думаешь, что бы это могло…
- Я никак не думаю, - ответил Филиппыч мрачно. – Я вам тут не экстрасенс чинить машины по телефону. Вечером разберемся.

Это же удивительно, как просто у него все устроено. Если задачка не решается прямо сейчас – значит, ее можно на время выкинуть из головы и заняться чем-нибудь более насущным, а главное, осуществимым. У меня не так. Если я сталкиваюсь с неразрешимой на данный момент задачей, мне обязательно нужно прокрутить в голове стопицот вариантов и просчитать развитие каждого на семнадцать ходов, а еще лучше на двадцать два. Вот и сейчас – обнаружив, что на меня свалилась Страшная Неведомая Херня, я поняла, что просто с ума сойду, если сию минуту, не сходя с места, не смогу эту Страшную Неведомую Херню хоть как-то определить словами. Вот приехали мы, помнится, на "скорой" в больницу, а врач и говорит – эээ, девушка, эк вы свой аппендикс запустили, резаться срочно надо, жизнь спасать. И, хотя сопутствующие аппендициту ощущения никуда не делись, мне как-то сразу полегчало. Аппендицит. Резаться. Что тут непонятного? Страшная Неведомая Херня обрела словесную форму и перестала быть неведомой, а значит, и страшной.

Я полезла в интернет и узнала, какой симптоматикой характеризуются сдохший аккумулятор, сдохший стартер и сдохшая проводка. Я выяснила, при каких именно поломках "реле щелкает, а стартер не крутит", а при каких – даже и реле не щелкает. Я открыла для себя существование под капотом таинственных объектов под совместным названием "вилкабендикс". Страшная Неведомая Херня, получившая тысячу разных имен, каким-то непостижимым образом стала еще страшнее и неведомее. Изнемогая под грузом многих знаний и многих же печалей, я бросила копаться на автомобильных форумах и набрала в поисковике запрос "вызов эвакуатора".

Ввалившийся в дом замерзший Филиппыч слышать ничего не хотел о стартере, вилкабендиксе и эвакуаторе. Ему было похрен, сколько времени занимает ремонт всего этого и сколько за это берут денег. Сдержанно рыча в ответ на любую мою попытку заговорить о Страшной Неведомой Херне, он не торопясь и с аппетитом поглощал ужин. У меня в голове не укладывалось, как можно спокойно жрать жареную курицу, когда моя несчастная Хаська стоит вся холодная со сдохшим стартером, проводкой и черт знает чем еще. Я бы его, наверное, убила, но с ним была связана единственная надежда на спасение.

Через полчаса мы очень основательно продрогли и были по уши сыты советами сочувствующих из соседней "астры". И мы уже знали, что стартер работает, а аккумулятор в порядке. И при всем этом бедная моя Хасечка никак не хотела заводиться. Филиппыч сел за руль и в последний раз для очистки совести крутанул ключ.

- ВЗЗЗЗЗ!!! – сказала Хаська неожиданно громко.
- О! – сказали сочувствующие.
- #@$%& @%{&*^%#!.. – сказал Филиппыч и опять повернул ключ.
- Ой… - всхлипнула я, видя, как Хаськин мотор вздрогнул и выдал обычное свое тихое и слитное мурчание.

Через полчаса, после того как мы в профилактических целях навернули пару кругов по городу, Филиппыч предложил:

- Ну а теперь ты можешь мне рассказать про стартер, аккумулятор, эвакуатор и автосервис. Ведь ты же собиралась об этом поговорить, правильно?
- Да нет же, - ответила я. – Это слова были про аккумулятор и автосервис. А на самом деле я говорила про то, как жить, если случилась Страшная Неведомая Херня…

И я изложила ему свой метод борьбы со Страшной Неведомой Херней. Филиппыч выслушал и сказал, что нихрена в этом не понимает. И объяснил мне, что на самом-то деле в Хаське ничего не сломалось, а просто иней под капотом растаял при работе двигателя, образовавшаяся вода стекла в район стартера, а там замерзла и прихватила обгонную муфту, почему, собственно, у меня и не получалось завестись. Я тоже нихрена не поняла, но Страшная Неведомая Херня, обретя наконец-то правильное имя – "обгонная муфта" - немедленно утратила свою неведомость, а стало быть, и страшность.

Мужики, а знаете, что надо было сказать, чтобы несчастная блондинка, которая ни разу не механик, немедленно перестала волноваться и придумывать Страшную Неведомую Херню на пустом месте?

Спокойно, милая. Мне все ясно. Это всего-навсего [вставить какое-нибудь непонятное слово: аккумулятор, генератор, карбюратор, трансплюкатор]. Ерундовый ремонт, приду с работы – сделаю.

И да, это, возможно, будет неправда. Но проблема перестанет быть Страшной Неведомой Херней. А это и есть самое главное.

P.S. При выборе страшного, неведомого и неприличного автомобильного термина убедитесь, что ваша конкретная блондинка его не знает. Например, если бы Филиппыч начал мне заливать про карбюратор, я бы точно его убила. Потому что у нас с Хасечкой – никакого – карбюратора – нет!
Tags: автопилот, жЫзненное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →