Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Сирия – Иордания: на такси через границу


Существуют разные способы попасть из Сирии в Иорданию. Можно, например, добраться до аэропорта, потратить два часа жизни на таможенный-паспортный и прочий контроль, полтора на собственно перелет, еще час – на такси до города, и золотой ключик у вас в кармане. Можно поехать на рейсовом автобусе – и проторчать на границе до самого вечера, если у кого-то из попутчиков вдруг выдохся паспорт или обнаружился перевес конопли в багаже. Можно – наверное, мы не проверяли – переползти границу потихоньку где-нибудь в пустыне, под покровом ночи, прикидываясь бесхозным верблюдом, ишаком или сусликом. А можно взять такси. Там есть такие специальные "сервис-такси", которые могут ездить только по определенному маршруту. Например, от Дамаска до Аммана.

На автостанции Аль-Самарие нас встретили как родных. "Э! Куда едем? Амман, Бейрут? Садись!" Филиппыч вступил в переговоры.

– Семьсот фунтов, – сказал один из таксистов.
– ОК, – ответил Филиппыч. Семьсот фунтов, они же 14 долларов – это очень, очень неплохо. Т.е. настолько неплохо, что можно даже не торговаться.
– На человека, – уточнил таксист.
– ОК, – повторил Филиппыч. Это тоже было нормально. – Машину на двоих. Я и моя жена, больше никого. Мы покупаем все четыре места.

Не подумайте, что на отдыхе Филиппыч изображает нового русского, готового за все платить вдвое ради понтов. Это был голый расчет: меньше народу – меньше проверок на таможне и геморроя с документами, меньше времени в пути. Водители, однако, впали в коллективное замешательство и азартно загалдели. Из толпы выделился англоговорящий мэн.

– Машина берет четырех пассажиров, – проникновенно объяснил он. – Семьсот фунтов каждый, всего две восемьсот. Ты и твоя жена – тыща четыреста. Надо еще двоих.
– Я заплачу две восемьсот за себя и свою жену. Мы двое платим за всю машину, и больше никаких пассажиров. ОК?
– Две восемьсот, да? Ты один платишь две восемьсот за себя и свою жену? – уточнил мэн.
– Да!!! – ответил Филиппыч с некоторым оттенком раздражения. Ему уже начало надоедать. – Нас двое, мы платим как четверо, где машина?
– Вот, – и мэн оперативно запихал нас на заднее сиденье одного из автомобилей. На переднем сиденье, рядом с водителем, сидела какая-то бабушка. Или девушка – под платком не очень видно.
– Э, – Филиппыч хмуро посмотрел в сторону бабушки. – Я же сказал, только мы и никого больше.
– Да-да, – покивал мэн. Он, типа, все понял. – Все ОК. Щас водитель придет, и поедете.

Подошедший через некоторое время водитель, однако, трогаться с места не торопился.

– Чё стоим, кого ждем? – поинтересовался Филиппыч.

Таксист неопределенно кивнул в пространство. Тут дверца со стороны Филиппыча открылась, и на сиденье плюхнулся какой-то посторонний товарищ со стаканом чая в руках.

– Ты куда? – строго спросил Филиппыч.
– Что значит куда? – удивился товарищ с чаем. – Четыре человека. Комплект. Поехали.
– Какой еще поехали? – возмутился Филиппыч. – Я сказал ДВОЕ! Я и моя жена! И никого больше!
– Ну как же, – стал рассказывать призванный повторно англоязычный мэн. – В машину помещается четыре человека, вот вы двое, эта бабушка, и нужен еще один…
– Какого черта? – осведомился Филиппыч. – Я же сказал! Что мы! Вдвоем! Платим за всю машину!! Полную цену, как за четверых!!! И больше никого!!!
– Вся машина – это две восемьсот, – сказал мэн. Разговор пошел на третий круг.
– ДА!!! – рявкнул Филиппыч. – И я готов платить.
– Надо подождать еще двоих, – объяснил мэн терпеливо.
– БЛЯЯЯЯЯ!!! – взмолился Филиппыч. – Ну я же СКАЗАЛ. Две восемьсот, до Аммана, я плачу за двоих как за четверых, ага? И никаких чтоб выдохшихся паспортов и конопли в багаже БОЛЬШЕ НИКОГО!!!
– Ты берешь всю машину за две восемьсот, один? – переспросил мэн на всякий случай.
– ДААААААААААА!!!

Мэн вытащил из кармана калькулятор и набрал на нем 2800.

– Так?
– ДААААААААААААААА!!!
– ОК. Пойдем.

Нас пересадили в другой автомобиль, выдернули из толпы водителя, и после очередного раунда уточнений – да, две восемьсот до Аммана за всю машину и никого больше не брать – мы все-таки поехали. Двести километров. Три часа. Пятьдесят шесть долларов.

***

На сирийско-иорданской границе Филиппыч схватил папку с документами, предложил мне "посидеть пока здесь" и побежал к окошку пограничного контроля. Он уже очень привык, что любые официальные действия совершаются без участия женщин.

– Здесь два паспорта, – сказал пограничник, – а вы один.
– Жена ждет в машине, – объяснил Филиппыч.
– Я понимаю, – улыбнулся пограничник. Он действительно понимал. – Извините, сэр. Но я обязан посмотреть.

Все же хорошо, что отпуск такой короткий. Одна лишняя неделя в мусульманской стране – и Филиппыч подарил бы мне на день рождения паранджу.
Tags: сами мы не местные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments