Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Жизнь налаживается


Вчера вечером Филиппыч вдумчиво изучал электричку. Мы с ним пошли на станцию, и там он за каких-нибудь полчаса при помощи маленькой ложечки – может быть, даже серебряной – очень аккуратно отъел часть мозга у дамы средних лет, сидевшей в окошечке с надписью "касса". Надеюсь, даму пропажа некоторой части мозга не сильно огорчила, тем более что она и до этого не могла объяснить, на какой срок продается "сезонка" и чем различаются тарифы "месячный рабочий" и "25 дней" на скоростной электропоезд "Спутник". Не думайте, что решение стать пассажиром возникло у Филиппыча в результате героических пробкоборческих усилий господина мэра Москвы. Филиппыч наверняка и дальше преодолевал бы пробки своим ходом. Вот только машины у него больше нет. Так получилось.

В первый же понедельник после отпуска Филиппыч, направляясь на работу, в районе Северянинской эстакады перестроился в крайний левый ряд. Этот банальный маневр ужасно не понравился пылкому юноше, который в результате оказался непосредственно позади Филиппыча. Вместо того, чтобы охарактеризовать Филиппыча подходящим фразеологизмом и продолжить движение как все нормальные люди, юноша врубил дальний и сел Филиппычу на хвост, непрерывно при этом сигналя. Это продолжалось довольно долго по дорожным меркам – секунд, наверное, восемь. Затем того, кто ехал перед Филиппычем, кто-то неаккуратно подрезал, он втопил тормоз, Филиппыч, соответственно, тоже – и впечатлительный юный гонщег, который, как мы помним, висел у Филиппыча непосредственно на хвосте, со всей дури влетел ему в багажник. После чего уже Филиппыч долбанул по бамперу того, кто спереди. Хорошо долбанул, от души. Даже два раза – поскольку к празднику жизни незамедлительно присоединился четвертый участник, а чуть погодя и пятый. "Новостей, собственно, две, - сказал мне Филиппыч по телефону. – Хорошая: со мной все в порядке. Плохая: в этом паровозе я второй. Т.е. тоже виноват и должен по ОСАГО чинить первого. А по КАСКО мы, как тебе известно, не застрахованы".

Примерная калькуляция, произведенная мастерами из автосервиса, куда Филиппыч исхитрился-таки добраться самостоятельно, поражала воображение. Некоторое время мы даже не могли толком определиться, что проще – починить этот автомобиль или купить новый. В среду, когда я поехала в славный город НН на единственной исправной машине, вопрос еще оставался открытым. В четверг, когда мы ехали из НН вместе с Марьей через славный город Лакинск, я безо всякой причины наподдала под зад ни в чем не повинному ниссан кашкаю, который как раз нацеливался тронуться со светофора. Сразу скажу - меня никто не подрезал и не отвлекал. Я не заснула за рулем. Тормоза были в порядке. Дорога не была какой-то уж особо скользкой. Я даже не превысила скорость. Это было абсолютно необъяснимо и столь же глупо – помрачение мозгов в чистом виде. "Бляяяяя", - простонали двое вылезших из пострадавшего кашкая суровых уфимских мужиков. "Ехать сможешь?" – спросил Филиппыч по телефону. "Давай поставим аварийный знак", - сказала Марья.

В сложных ситуациях кто-то начинает паниковать, кто-то – с энтузиазмом поддерживать морально, а кто-то – действовать. Марья – как раз из таких. Например, когда в две тыщи пятом пришел резкий скоропостижный брындец моей личной жизни, Марья не стала, заламывая руки, стенать "О ужас! О несчастье!" или там "Держись, друг, все пройдет". Она очень спокойным голосом сказала по телефону, что сейчас приедет, и действительно приехала. Вот и тут она даже не подумала участвовать в осознании всей глубины и безбрежности моего идиотизма. Она установила знак, ткнула пальцем в нужные места аварийного бланка и сказала, как и тогда в две тыщи пятом, очень спокойно: "Ты сколько ездила по этой трассе? Пятьдесят раз туда и обратно? Тогда все нормально, это хорошая статистика". И я как-то сразу поняла, что да, действительно, один раз на сто тыщ километров пробега въехать кому-то в жопу – это не ужас-ужас. А что там этому виной – временное помрачение мозгов или особо меткое проклятие не пропущенной на переходе старушки – не так уж важно. Нефиг было ворон считать.

Прибывшие на место помрачения моих мозгов лакинские гаишники – похожие, как братья-близнецы – одинаково покачали головами, понимающе хмыкнули и в ответ на мою дурацкую извиняющуюся улыбку синхронным отработанным движением спрятали трубки для проверки на алкоголь. Некого тут было проверять, и так видно, что одни ни при чем, а другим дури своей хватает, без всякой выпивки. Уж не знаю, что там менты подумали, но отнеслись они ко мне с каким-то иррациональным сочувствием и даже с симпатией. Мол, ничего страшного, ну догнали, с каждым может случиться, давайте теперь сформулируем это так, чтобы вам не пришлось платить штраф. Я поставила подпись где положено, вполне тепло распрощалась с добрыми лакинскими ментами и суровыми уфимскими мужиками, и мы разъехались. "Смотри, – сказала Марья километров через пять. – Не наши ли пострадавшие едут? А интересно, если им сейчас посигналить и ручкой сделать, они очень испугаются?" Похихикав, решили не экспериментировать – хватит уже на сегодня приключений. И тут "крестники", поравнявшись с нами, сами радостно заулыбались и замахали нам руками. Правильные оказались мужики. Сильные духом и крепкие нервами. Зря я хорошим людям бампер покоцала.

Вечером я забирала Филиппыча с работы. Я издалека его увидела – он шел строевым шагом, нахмурившись и сжав челюсти, с видом человека, готового решительно ко всему. Увидев нас с Хаськой, он растерянно заморгал и как-то весь обмяк. "Госсссподи, - прошептал он с огромным облегчением, глядя на совершенно целую оптику, невредимую решетку радиатора и бампер – грязный, но без единой царапины. – И ЭТО ВСЕ?! Вот только крышка капота чуть помялась – и ничего больше?! Да это же фигня. Это же можно вообще не чинить. Ну ты молодец. Шнайпер".

Через несколько дней после этого мы продали машину Филиппыча – ровно за ту цену, которую просили. Еще через несколько дней группа разбора признала Филиппыча совершенно невиновным, хотя он и был в том "паровозе" не первым, а нервный гонщег шипел и плевался. Так что жизнь налаживается. А Хаськин капот мы, наверное, все же починим. Мы ведь в этом мире не одни. У нас Тайфун Маргарита есть. Которая, если заметит на капоте погнутость, возьмет маленькую ложечку – может быть, даже серебряную – и этой ложечкой аккуратно и методично скушает наш с Филиппычем мозг без остатка. А этого допустить мы никак не можем.

P.S. Мишаня, если ты это читаешь – будь не только братом, но и другом: Тайфуну – ни слова!
P.P.S. Отпускные отчеты будут.
Tags: автопилот, жЫзненное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →