Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Эксперимент


Почти год назад, тоже в конце мая, ехали мы по Турции из нежно любимой Каппадокии в столь же нежно любимую деревушку Чиралы. Путь наш при этом лежал не как в прошлый раз, через горы и мимо озера Эйирдир, а прямо по побережью. И заночевать мы планировали в славном городе Анамур, который, как объяснил мне Филиппыч, находится в самой южной точке страны. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Последствия, которые вытекали из крайнего южного положения Анамура, представлялись нам столь радужными, что мы, едва добравшись до гостиничного номера, срочно переоделись в пляжное, схватили полотенца и рванули на берег.

На берегу никого не было, кроме нескольких весьма тепло одетых местных подростков. Это обстоятельство должно было, наверное, нас насторожить. Должно было, но вы же понимаете – Средиземное море, крайняя южная точка и все такое. Мы скинули шорты и футболки и бестрепетно вступили в...

"Идиоты непуганые, – подумала я, когда, стоя по колено в обжигающе холодной воде, смогла наконец дышать. – С чего мы вообще взяли, что в крайней южной точке море должно быть теплое? Вон южнее Антарктиды вообще ничего нет, а там и пингвинам несладко приходится. Дело не в широте, а в конфигурации берега. В Анталии, к примеру, залив, вода и прогревается, а тут, мать его, мыс, и все ровно наоборот..."

– М-да. Н-ну что – вылезаем, ага? – хрипло поинтересовался Филиппыч. Тут, в принципе, можно было и согласиться. Тем более что мысли у нас с ним, похоже, были одинаковые. Все. Кроме разве что одной.
– Ага, – согласилась я. Судорожно хихикнула и, думая эту самую одну мысль, сделала шаг вперед, погрузившись в ледяную воду еще сантиметров на десять. Не спрашивайте, чего мне стоило при этом сохранить беззаботно-индифферентное выражение лица.
– Э... ты куда? – офигел Филиппыч. Я снова хихикнула и сделала очередной шаг.
– Постой, но ты же сама сказала... Мы так не договаривались! Стой, я тебе говорю! КУДА!!! Вода же ледяная же... блин!..

Я вдохнула поглубже, зажмурилась и нырнула.

– М-м-мать-мать-мааааааать!!!

Метрах в трех позади меня Филиппыч с шумом плюхнулся в волну и поплыл.

– Ты чего вообще? – осведомился он минут через пять, когда мы яростно растирали друг друга махровым полотенцем под неоднозначными взглядами кутающихся в кофты турецких подростков. – Какая муха тебя укусила? Ну пришли, ну попробовали воду, ну холодная... Нафига было... эээ... настолько углубляться?
– Ради эксперимента, – объяснила я.
– Какой тут, к матери, может быть эксперимент?!
– Ну... мне было интересно знать, что ты будешь делать, если я все-таки решу искупаться. В смысле, полезешь в воду или останешься.
– Фигасе. А у меня, что, был выбор?!

Тут я посмотрела на Филиппыча и поняла, что да, выбора у него не было. Ну не мог он засцать и отступить там, где я прошла. До чего все же трудно быть мужчиной. Вот если бы я отказалась лезть в холодную воду, это было бы в порядке вещей – никто бы и слова не сказал. А ему нельзя. Мужик потому что.

***

Это я все к чему рассказываю? Дело в том, что на Сардинии вот уже неделю погоды стоят, прямо скажем, предсказанные московские в самом неутешительном смысле этого слова. А поскольку температура воды – даром что тут залив – держится на уровне градусов семнадцати-восемнадцати, то хрен я вам в эту воду полезу. Зачем? Ведь эксперимент уже состоялся. Поэтому пляжные фотки у нас в этом сезоне выглядят ТАК.
Tags: жЫзненное, многострадальный представитель, сами мы не местные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments