Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Один день шестого исландского похода: бешеной собаке семь верст не крюк


Волк побежал, что было духу, по самой короткой дорожке. А Красная Шапочка пошла по самой длинной дороге. Шла она не торопясь, по пути останавливалась, рвала цветы и собирала в букеты.

collage

Место действия: Исландия, Фьятлабак. Fjallabak переводится как "изнанка гор". Жопа мира, в общем. Самое подходящее место для того, чтобы перезимовать лето. Время действия - 24 июля 2018 года. Далее излагаются события этого дня в картинках с комментариями, блужданиями, терзаниями, лирическими отступлениями и точной картой маршрута. Это был очень крутой и совершенно безумный день. В сообщество ОМД по формату не проходит (нет бытовых фоточек и маркеров времени), а тут пусть полежит для памяти.

Карта маршрута - вот. Старт в правом верхнем углу, финиш в левом нижнем. Цифрами обозначены места, где сделаны соответствующие фотографии (они пронумерованы). Красной точкой вне маршрута отмечен термальный источник Струтслойг (Strútslaug), играющий крайне важную роль и далее для краткости именуемый просто "лужа".

Screenshot

Ну как - пойдем?

01. Доброе ли это утро? Пожалуй, не очень. Но жаловаться грех, дождь не сильный, а ветра и вовсе почти нет. Домик справа представляет собой главное и почти единственное здание кемпинга Álftavötn. Избушка стоит пустой, дверь не заперта. Заходи и ночуй, если хочется. На первый взгляд - чистейшая халява, однако в следующем же по маршруту кемпинге (они тут все относятся к одной сети) вас очень вежливо, но с пристрастием допросят - кто такой? откуда пришел? где провел прошлую ночь? а позапрошлую? - и неукоснительно возьмут плату за постой.

01

02. У нас свой дом есть. А также стол. И даже скамейки. Но, похоже, завтракать придется стоя.

02

03. Обещанные выше терзания начинаются сразу после завтрака. Дело в том, что из этого места в кемпинг Strútur ведут как минимум две дороги, длинная и короткая. Длинная очень четко изображена на карте maps.me в обоих наших телефонах, и длина ее составляет 27 км, плюс неизбежные процентов десять перепробега - итого 30. Короткая начинается вот с этой милой тропинки, затем идет вдоль левого берега речки Сидри Оувайра (Syðri Ófæra), а затем забирает на юг. Однако на нашей карте эта дорога не фигурирует. Это значит, что наверняка заплутаем, и сколько в итоге добавится к обещанным 22 км - неизвестно. К тому же примерно через километр отсюда эту самую речку придется форсировать вброд, что не особенно радует с учетом погоды. В общем, дилемма.

03

04. Наконец, выбираем длинную дорогу. Если вы думаете, что терзания на этом заканчиваются, то вы плохо знакомы с Филиппычем. Весь первый километр пути он делится соображениями о том, что, в принципе, короткая дорога тоже довольно простая, негде там потеряться, иди себе вдоль реки да иди. К тому же длинная до половины совпадает с наезженной и даже номерной грунтовкой F233, а это неинтересно. Но по грунтовке зато идти проще, мы меньше устанем. С другой стороны, если мы хотим к луже, то длинная дорога станет еще на три километра длиннее, а короткая там вплотную проходит. И т.д., и т.п. В общем, все как у Роберта Фроста:

В осеннем лесу, на развилке дорог,
Стоял я, задумавшись, у поворота;
Пути было два, и мир был широк,
Однако я раздвоиться не мог,
И надо было решаться на что-то.


Нет, ну решились же? Значит, идем. И нечего тут.

04

05. Пока - да, идти очень удобно. Но теперь вместо классических стихов вспоминаются "Хроники Амбера" Желязны. Там у них тоже черная дорога была, со всякой нечистью.

05

06. Здесь из нечисти только бараны. Зато сразу два патруля.

06

07. Первый брод на сегодня. На что, интересно, указывает та белая стрелочка? "На короткую дорогу, - ворчит Филиппыч. - Она как раз где-то там и проходит".

07

08. Какой милый каньончик. Что, Филиппыч, есть такой на короткой дороге? А то, может, сходим проверим?

08

09. Там хорошо. Но нам туда не надо.



10. Впереди - ледник Мирдальсйёкюдль, справа - гора Майлифетль.

10

11. Вид с той же точки в другую сторону.

11

12. Очередной брод.

12

13. Полотенце не потребуется.



14. Могла ли я пройти мимо этих цветочков? Наверное, да, но - как?



15. Здесь мы уходим с трассы F233. Она пойдет дальше через равнину, а мы полезем вон на ту возвышенность справа.

15

16. Но сначала привал. Филиппыч тащит воду для обеда, а я, прикинув остаток пути, добавляю к рациону еще один пакетик супа. Интуиция есть умение головой чуять жопу, а мои голова и жопа синхронно и довольно громко подсказывают, что эта мера лишней не будет.



17. Лезем наверх.

17

18. Вид открывается замечательный, но тропа пропала. Начинаем ориентироваться по карте и описанию. Вот речка, говорит Филиппыч, и если это та самая, то нам нужно как-то пробраться к ее левому берегу (он от нас справа, ближе к холмам) и так идти, пока не покажется озеро. Значит, надо как-то туда спуститься. Но как?

18

19. Я опасливо поглядываю вниз и понимаю, что конкретно здесь никуда не полезу, ну нафиг, у меня ценная хрупкая фототехника. Филиппыч согласен - у него ценный хрупкий организм. Так что же, спускаться по своим же следам и идти понизу до речки? Крюк километра в два. Обсудив варианты, смотрим направо, и тут картинка местности идеально совмещается с картинкой на карте. Вот же она, эта речка, правильная!

19

20. А вот - в середине кадра - и уступ, с которого мы всерьез предполагали спускаться. М-да, слабоумие и отвага - это про нас.

20

21. Правильная речка, называется она кстати Хоульмсау (Hólmsá), чем дальше, тем вычурнее.

21

22. Нановодопадик прямо из стены:



23. Перепрыгиваем через многочисленные ручейки. Места красивые, но какие-то заколдованные, того и гляди наживешь приключений. Филиппыч бросает рюкзак через ручей и чуть не промахивается. Потом я резво перепрыгиваю уже другой ручей и тоже чуть не промахиваюсь. Еще через минуту мобильник Филиппыча выпадает из кармана, и буквально чудом удается его поймать в десяти сантиметрах над водой. На фото представлен тот момент, когда Филиппыч - лучше поздно, чем никогда, ага - убирает резвый телефон в карман на молнии.

23

24. Кратер Rauðibotn.

24

25. Кто-то взял нормальный водопад и уложил горизонтально. Верните как было, а?

25

26. Господа туристы, это озеро Хоульмсаурлоун. Уважаемое озеро Хоульмсаурлоун, это туристы.

- Офигеть, - шепчет Филиппыч. - Ну уж точно на короткой дороге нам бы такого не показали.

26

Из карты следует, что идти нам нужно по противоположному берегу всей этой красотищи. И где тут брод?

- Здесь, - уверенно машет Филиппыч рукой в сторону водопада.

Чего-о-о? Прям через водопад?! Не-а, я не пойду. Ни в коем случае, даже не уговаривай, не пойду и все. Смотри как тащит, это же невозможно, я же там стопудово камеру угроблю!!! Нет, нет, ты как хочешь, а я перейду во-о-он там, где с противоположного берега коса выдается, там еще цвет воды такой многообещающий, наверняка мелко.

Да какой мелко, протестует Филиппыч, там по... тебе по пояс будет. Хрен с ним что по пояс, отвечаю, там песчаное дно и слабое течение, можно идти без палок, а камеру нести над головой. Филиппыч уговаривает, я сопротивляюсь. У него карта, у меня ценная фототехника, и вообще я, черт побери, сцу! В конце концов Филиппыч убеждает меня посмотреть, как будет переходить водопад он сам, и тогда уже решать. Блин, да мне даже и смотреть страшно. Филиппыч вступает в воду над самой кромкой уступа, делает несколько шагов вперед, оборачивается ко мне и начинает ржать.

- Ыыыы! До чего у тебя прикольная перекошенная физиономия, ты бы видела!..

Ну охренеть теперь. Конечно, перекошенная. У тебя у самого, интересно, какая была бы, если бы я полезла в водопад, а ты смотрел на это с берега?!

- А, - Филиппыч небрежно машет рукой, чуть не наворачивается с уступа вниз, и все мои внутренние органы стремительно мигрируют в область малого таза. - Ну это же совсем другое. Иди уже сюда, тут безопасно.

Ох. Другое оно ему. Охренеть. Другое. Вот переберемся на другой берег, и там я его убью. Лезу в воду, стараясь держаться подальше от кромки, там чуть глубже, зато камере ничего не грозит. Ох. Убью, точно.

27. Фотографий Филиппыча, стоящего в водопаде, история по понятным причинам не сохранила. Сам водопад - вот.

27

28. На карте тропинка проходит вдоль самой кромки озера. Почему-то нам не верится, что это правильно, и мы забираемся повыше...

28

29. И еще повыше...

29

30. И еще.

30

31. Однако в какой-то момент понимаем, что с картой лучше не спорить.

31

32. Вид на другую сторону.

32

33. Берег становится все каменистее, тропа (если это можно назвать тропой) все уже. Судя по продуктам жизнедеятельности птиц, в этом озере должна водиться рыба. Много рыбы. И даже не просто много, а дофига.

33

Иногда пунктир на карте настоятельно требует уклониться от берега на несколько десятков метров. Наученные опытом, мы так и поступаем. И правильно делаем.

34

35. Озеро Хоульмсаурлоун, вторая серия. Впереди, похоже, дождь, и мы к нему неуклонно приближаемся.

35

36. Вот именно этот сугроб с предыдущей картинки мы и обходили. Судя по всему, он тут лежит постоянно.

36

37. Обещанный дождь, наконец, начинается. Филиппыч, сверившись с картой, возвещает, что где-то здесь в озеро должна впадать речка, это ориентир, после речки нам налево, если мы сразу в кемпинг, ну или направо, если мы сначала в лужу. Ты как - хотела бы в луже полежать? Горячая. Термальная. Бодрит и вдохновляет. А?

Этой лужей, которая Струтслойг, Филиппыч мне еще в Москве плешь проел, какая она классная и как в ней было бы приятно обнулиться, а потом, после такого замечательного привала, с легкостью одолеть оставшиеся несколько километров до лагеря. Я против лужи ничего не имею. Но на данный момент мы, со всеми блужданиями, терзаниями и томлениями, уже прошли 27 (двадцать семь, прописью) километров. До кемпинга остается пять, если без лужи, и в лучшем случае восемь, если с лужей. И у нас никак не получается найти эту самую речку, которая ориентир. Судя по карте, мы уже до нее дошли и даже промахнулись метров на двести.

37

38. Возвращаемся до первого же снежного ручейка. Это, что ли, речка? Не похоже. Тут мой организм вспоминает, что он тоже ценный и хрупкий, почти как у Филиппыча. И он, организм, помимо моей воли расстегивает защелки рюкзака, и все мы вместе - я, организм и рюкзак - валимся в упоительно мягкий мох. И лежим. Дождь сыплет прямо на лицо. Хорошо-то как.

- Ты чего? - пугается Филиппыч. - Батарейки сели, да? Ох. Ну давай в низинку что ли спустимся, там хотя бы ветра нет.

Не двигаясь с места, очень спокойным и светским тоном рассказываю Филиппычу, что, мол, ничего страшного, все нормально, просто мне захотелось полежать. Может человек просто полежать, особенно если человек женщина? И заодно поесть шоколада, кстати где он? Не вставая, на ощупь извлекаю из фотокофра шоколадку. Я помню, это помогает. Должно помочь, во всяком случае.

- Уже все в порядке, пойдем. Где там эта твоя речка?
- Надо полагать, где-то впереди. Но вот лужа...
- Солнышко, какая, нахрен, лужа? Пять километров - это еще ладно, это неизбежно, но про восемь мне даже думать сейчас не хочется.
- ОК. Значит, отставить лужу, идем сразу ночевать, - резюмирует Филиппыч.

Отбирает у меня кофр с ценной техникой (все равно дождь, только линзы мочить) и остатками шоколада, и мы движемся дальше. Он наверняка огорчен, но блин, вдруг в следующий раз у меня и правда батарейка кончится. Лягу вот так поперек тропы, и что тогда делать?

38

Перепрыгиваем ручейки, взбираемся на камни, передаем друг другу то палки, то орехи, то бутылку с водой, за что каждый раз говорим "спасибо" и "пожалуйста". В данных обстоятельствах такая вежливость выглядит как-то диковато. Неестественно. Делюсь этим соображением с Филиппычем и получаю дивный ответ:

- Почему же? Я даже не знаю, что тебя тут удивляет. У меня это все само получается. Потому что я от рождения, скблть, пздц до чего вежливый.

Огибаем очередной холм, выходим в долину и видим речку. И сразу все понимаем. Речка, зараза такая, протекает по равнинной заболоченной местности. И русло у нее переменное. Зависит от погоды, уровня воды и настроения местных троллей. Куда захочет, в общем, туда и течет. Где хочет, там и впадает. Месяц назад здесь, а сегодня на пятьсот метров дальше. Нет, но круто, да? Сугроб у них постоянный, аж на карте отмечен, а речка - переменная... Затейники.

- А к луже, - машет Филиппыч куда-то вправо, - это примерно туда. Мы, конечно, не пойдем. Поди еще сообрази, где она там, а мы уже и сейчас задолбались.

Я смотрю вправо и внезапно понимаю, ГДЕ ОНА ТАМ.

- Вон же. Видишь?

А вы видите? Вот фрагмент предыдущего кадра, прямо в середине у самого подножия гор облачко пара поднимается. Это мы еще оттуда могли бы увидеть, если бы знали точно, куда смотреть:

38-1

39. И пока Филиппыч восторженным шепотом подтверждает, что, черт, да, это стопудово она и есть, понимаю, что ситуация изменилась.

- Ну так пойдем, - говорю.
- Э... куда?!
- К луже. Ты же хотел.
- Но ты же УСТАЛА. Свалилась даже.
- Во-первых, не свалилась, а остановилась полежать. Во-вторых, это когда было.
- Десять минут назад.
- И что? Если бы действительно было непонятно куда идти, другое дело, но ее же ВИДНО!

Вообще, конечно, мощный аргумент. Луну ночью тоже бывает видно.

- А ты точно дойдешь? - переспрашивает Филиппыч на всякий случай.
- Да куда ж я денусь, - успокаиваю оптимистически.

И мы действительно идем к луже. И даже доходим. И даже по пути начинаем радоваться дождю - он означает, что у лужи мы, возможно, окажемся одни. В какой-то момент мне видятся палатки чуть поодаль от лужи, но Филиппыч ничего такого не замечает. "Это тебе от усталости мерещится, да и вообще не может такого быть, тут запрещено с палатками стоять". Ну ладно, мерещится так мерещится, а лужа вот она.

39

40. На этот случай мы даже прихватили с собой купальные костюмы, но сдуру забыли положить их поближе. Теперь никакая сила не заставит нас распаковывать рюкзаки прямо под дождем ради соображений приличия, тем более что вокруг и в самом деле никого не видно. Сдираем с себя походную амуницию, накрываем от дождя рюкзаками, плюхаемся, погружаемся. Лежим. В луже. В чем мать родила. В луже и в чем мать родила. О-д-н-о-в-р-е-м-е-н-н-о. Ну типа как "шел дождь и два туриста". Кааааайф.

Это ничего, что я к вам спиной? Фотка анфас тоже существует, но ее людям показывать категорически нельзя. Разве что сексуальному партнеру - постоянному, проверенному в боях.

40

Проходит, наверное, полчаса, прежде чем мы находим в себе силы выбраться из восхитительной мутноватой горячей воды. Выходим, обтираемся полотенцами, одеваемся. Как только застегиваем последнюю молнию на последней куртке - из-за ближайшей скалы выходит юноша в плавках. И вслед за ним сразу же - другой юноша. Полностью одетый, зато с фотокамерой на штативе. Т.е. мне не показалось, и там действительно были палатки. И эти ребята, скорее всего, намеревались устроить фотосессию в луже, да вот мы им помешали со своим внезапным нудизмом. Ну привет, ребята, надеюсь, вы не сильно замерзли ждать, пока мы накупаемся. И не открыли для себя ничего нового в смысле человеческой анатомии.

41. На пути к лагерю оглядываемся назад. Отбираю у Филиппыча камеру.

41

В тот момент мы опять ничего не разглядели, но впоследствии поняли, что здесь лужа тоже попала в кадр. Видно?

41-1

42. Вперед, вперед к кемпингу. Хорошо, что в июле у них вместо ночи этакие невнятные сумерки, иначе мы давно бы потеряли дорогу. Лагерь уже близко, фотографировать уже нет сил, да вообще ни на что нет, даже по сторонам смотреть, только ломиться вперед, потому что НАДО. Но мимо этого водопадика я пройти все-таки не смогла.

42

Увидев после очередного поворота крышу "хаты", начинаю считать шаги. А хрен ли еще делать. На восемьсот сорок втором - мостик. Последний мостик через последнюю на сегодня речку. Последний всего лишь пятиметровый подъем. Последние несколько шагов.

Я сижу на мокрой деревянной террасе, забыв снять рюкзак. Хихикаю и одновременно утираю слезы.

- Thirty five kilometers, - поясняет Филиппыч невольным зрителям. Оу, говорят зрители. Вау.

Дык это ж... блин... что делается. Дошли, а? Дошли!

Ставим палатку. Мысль об ужине - и особенно о необходимости его приготовления - вызывает легкую тошноту, но если мы хотим завтра идти дальше, то - придется. НАДО! Включаем горелку, разворачиваем пакетики с едой.

Это был единственный в нашей практике случай, когда мы не осилили ужин до конца. И единственный случай, когда мы сознательно и злонамеренно пренебрегли мытьем посуды и умыванием. Просто забрались в спальник и выключились до половины десятого следующего утра.

И - я-то думала, что наутро не смогу ни рукой, ни ногой пошевельнуть. А проснулась, и как новая. И ведь что удивительно: за весь день, невзирая ни на что, даже по краю сознания ни разу не прошло сожаление - мол, зачем мы вообще сюда поперлись. Вот ведь какое странное существо человек.

А кстати - если бы мы все же по другой дороге пошли?

Еще я вспомню когда-нибудь
Далекое это утро лесное:
Ведь был и другой предо мною путь,
Но я решил НАЛЕВО свернуть -
И это решило все остальное.

Tags: больные на голову, жЫзненное, многострадальный представитель, моя Исландия, неоднократно и разнообразно, один мой день, сами мы не местные, феномены натуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →