Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Categories:

Треп исландским языком на гендерную тему


Есть в исландском языке одна особенность, за которой я давно и с неослабевающим удовольствием наблюдаю. Это удивительная какая-то гендерная уравновешенность. Тут, понимаете ли, весь как есть цивилизованный мир заменяет policeman'ов police officer'ами, пишет разнополых директоров в форме directeur*trice*s и ожесточенно плюсует к словам "блогер", "автор" и "комментатор" всякие суффиксы. А исландцы нихрена этого не делают. У них все нужное в языке уже есть, и напрягаться не надо.

Про их имена и фамилии в общем-то многие знают. Имена есть, фамилий нет. Ну разве что у тех, кто уже с фамилией понаехал откуда-нибудь - им, так и быть, разрешается. А коренным жителям нельзя с фамилией. Поэтому когда они вступают в брак, вопроса о перемене фамилии не возникает. Нечего менять и не на что. И никто не страдает по придуманным неестественным поводам типа "ах, она не считает нас одной семьей" или "ой, это ж сколько теперь геморроя со сменой документов". Роль "фамилий" играет то, что в оригинале называется eftirnafn - дословно "после имени" - от имени одного из родителей. Все равно какого. Отцовское имя как eftirnafn используется чаще, и тогда мы можем по привычке называть это "отчеством", но и по матери себя именуют очень многие. В соцсетях то и дело видишь людей, представляющихся как Guðrúnarson (сын Гудрун), Kristínardóttir (дочь Кристины), Maríudóttir (дочь Марии), Katrínarson (сын Катрин) и так далее. Какой-то футболист (забыла, как зовут) поменял "отчество" на "матчество", и всем нормально. Кстати, исландский футбол с русским комментатором смотреть - чистое наказание. Звучит примерно так: "Мяч уходит от Сергеича Михалычу... Алексеич - молодой, но очень перспективный полузащитник... Николаич зарабатывает штрафной". Анекдот. Правда, на другую тему.

Так вот о гендере. Грамматических родов в исландском языке три. Мужской, женский, средний. Каждое существительное относится к одному из родов и может быть заменено личным местоимением, которые соответственно тоже бывают трех родов. Это пока все нормально, у нас тоже так. "Не так" начинается, когда мы, например, по-русски образуем от этих местоимений множественное число. Он - они. Она - они. Оно - тоже они. Ну да, сто лет назад были еще "оне" женского рода, но успешно растворились в мужской парадигме. Что, конечно, проще для изучения языка, но гендерную картинку от концепции равенства уводит довольно-таки далеко. В исландском языке этой проблемы нет. Там есть проблема запомнить все формы трех местоимений множественного числа: þeir - для обозначения нескольких объектов мужского рода, þær - женского, þau - среднего или смешанного. А зато никто не имеет поводов обижаться. Ни kona (женщина), ни maður (мужчина), ни barn (ребенок), который среднего рода независимо от пола. Думаете, это потому что он как baby в английском - еще не определился? Тогда и поэты не определились. Потому что соответствующее слово skáld тоже среднего рода.

Идем дальше. Феминитивы. Честно признаюсь - не люблю. И как редактор не люблю, и как феминистка. Как редакторка и феминист не люблю еще больше. Не потому что идея плохая - с ней как раз все в порядке. А потому что нет в русском языке средств для адекватной реализации этой идеи. Суффикс -к- вообще словно враги подбросили: он придает словам то уменьшительный смысловой оттенок (конфетка), то уничижительный (девка), то фамильярный (Сашка, Ленка), и все такое вкусное. Но даже если взять другой суффикс и делать с его помощью слова по типу актрисы, учительницы, поэтессы и ладно, пусть даже филологини - полностью это задачу не решит. Потому что все эти слова так и останутся производными от исходной лексемы мужского рода. Ну и за что тогда боролись.

А вот исландцам в этом смысле опять хорошо. Им никакие враги суффиксов не подбросили. Поэтому названия профессий и занятий, например, у них формируются простым сложением. Afgreiðsla (обслуживание) + maður = afgreiðslumaður (продавец). Afgreiðsla + kona = afgreiðslukona (продавщица). Leiðsögumaður/leiðsögukona - экскурсоводы мужского и женского рода соответственно. Tónlistarmaður/tónlistarkona - музыканты разного гендера. Fjallgöngumaður/fjallgöngukona - альпинист и альпинистка. Причем множественное число для смешанных групп можно естественно и без напряга получить с помощью слова fólk (народ, люди), которое опять-таки среднего рода и никого не ущемляет: afgreiðslufólk, tónlistarfólk, fjallgöngufólk, leiðsögufólk. Да, конечно, до полной симметрии далеко: так, женщину-музыканта вполне могут назвать tónlistarmaður, даже она сама может, и это будет ОК, а наоборот я не видела. Есть занятия, для которых "женского" слова просто нет. Опять же и обобщенно-личные предложения строятся со словом maður (человек/мужчина):

Þó maður geri ekki neitt, það er alltaf að skamma mann (Ты даже можешь вообще ничего не делать, все равно найдется за что тебя ругать).

Или вот есть vinur (друг) и vinkona (подруга), которая все-таки от этого друга производная (друг-женщина). Несправедливо. Но с другой стороны, помимо подруги-vinkon'ы есть еще и просто vina. А помимо maður'а есть manneskja, которая грамматический род имеет женский, но означает, как и maður, человека любого гендера:

Veðurfréttamaður er manneskja sem veðrið er ekki alltaf sammála (Метеоролог - это человек, с которым погода не всегда согласна).

И пусть мужской род на словообразовательном поле все-таки выигрывает, он терпит сокрушительное поражение в области склонения прилагательных. Возьмем для примера одно типичное:

fallegur (красивый), falleg (красивая), fallegt (красивое)

Мне было лень проверять, как оно на самом деле с исторической точки зрения (все-таки это не научная статья), но в современном виде именно форма женского рода выглядит базовой, а остальные - производными. В аутентичном объявлении "требуются работники" (1934 год) к соискателю обращаются вопросом Ertu dugleg(ur)? Тут женская форма прилагательного "работящий" прямо-таки откровенно подается как главная, а мужская - как "запасная" (в скобках), при том что работы там, по идее, всем хватит, и девочкам, и мальчикам. Более того. Прилагательные среднего рода во множественном числе регулярно совпадают с формами женского рода. Может, и случайность, но факт. Красивые цветы (они среднего рода) - falleg blóm, так же как красивая женщина - falleg kona. Мужчину приветствуют словом sæll, женщину - sæl, мужчину и женщину - тоже sæl, как одну женщину. Что, мужики, не ждали? Каков реванш, а?!

Шутки шутками, а по части фактического равенства полов Исландия уверенно держит одно из первых мест в мире, если вообще не первое. Хотя, конечно, едва ли тут дело только в грамматике с лексикой. И вообще едва ли в этом дело.

Что отсюда следует? Не знаю. Это, напоминаю, не научная статья и тем более не социологическая, а так, просто треп языком. Исландским. С которым вообще непонятно, что еще можно делать, кроме как бескорыстно и восторженно любоваться.
Tags: дорога в тысячу ли, лингвистический бред
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments