Чаинка (tchainka) wrote,
Чаинка
tchainka

Categories:

Полтора очкарика в запрещенной стране: 16 апреля


Предыдущая серия

Пятница короткий день



- А что, - спросил Филиппыч утром после завтрака, - в книжке этой твоей написано про мытье посуды в речке?
- Ничего хорошего не написано, - грустно вздохнула я. - Нельзя в речке посуду мыть.
- Хренасе. А что можно?
- Да, строго говоря, почти ничего нельзя. Вообще хорошая книга, интересная, но читать ее подолгу вредно. У меня уже комплекс развивается. Чувствую себя виноватой за то, что питаюсь едой, пью воду, дышу воздухом, хожу по земле, чищу зубы пастой и сру говном.
- Что - у них там и срать нельзя?!
- Можно. Но не потому что это хорошо и правильно, а потому что совсем запретить не получится. И если таки это неизбежно, то надо ликвидировать последствия. У тебя совочек же есть, для любви к Леруа Мерлену? Вот и пользуйся. Копай ямки.
- И какого размера? - ехидно осведомился Филиппыч.

Я моментально выдала точные цифры глубины и диаметра.

- ЧЕГООООО?! - офигел Филиппыч.
- Это в сантиметрах, - успокоила я. - В дюймах будет меньше в два с половиной раза.

Филиппыч собрал грязную посуду и удалился к речке, матерясь в том смысле, что вот лосю небось не запрещают минировать тропу, как же, а медведю не запрещают даже жрать того лося, а попробуй-ка ты ухлопай медведя хотя бы ради самозащиты, замучаешься оправдываться, и опять получается, что все запреты, мать их, адресованы тем, кого проще прищучить, а не тем, кто реально ведет себя как попало.

Мы сложили рюкзаки и убрались с этого гостеприимного островка, предварительно уничтожив все следы своего пребывания в соответствии с книгой. На то, чтобы пройти оставшийся фрагмент каньона - метров четыреста - у нас ушло не меньше часа. Потому что выглядело это так.









Нипочем не влезешь, сказал Филиппыч, с этой-то твоей коленкой, давай помогу. Хренушки, сварливо ответила я, спорим влезу? И влезла. А все потому, что у этой чертовой лестницы слева кто-то добрый оставил очень удобный сучок.



Дуэль на фототехнике. Кто кого.







И вот каньон позади, и начинается настоящий нормальный лес.







Однако не цивилизация ли там намечается?



Через некоторое время и в самом деле входим в поселок. Слева от дороги кафешка. И ничегошеньки-то нам там не надо, и совсем уж мы нацелились мимо пройти. Щаз. Помните у Гомера эту историю про остров сирен? Тут было почти то же самое, только Одиссею было к чему себя привязать, а нам нет. Как только мы поравнялись с заведением, из дверей выплыла прекрасная белокурая сирена и сладчайшим голосом запела примерно так:

Двери открыты у нас для усталых российских туристов.
Здесь вам предложат салат, вино, бутерброд и халву.
Также у нас за столом, в тени престарелой чинары,
Сможете вы отдохнуть. Апельсиновый сок - десять лир.
Дадим от вайфая пароль, все гаджеты включим в розетку...

На словах "вайфай" и "розетка" экипаж прекратил сопротивление. Полагаю, если бы те гомеровские сирены предложили Одиссею мобильник зарядить, он тоже бы быстренько от мачты отвязался и погреб к острову как зачарованный. Правда, наша сирена нас все-таки потом отпустила.



Эта противобаранья лестница, наверное, в каждом отчете по Ликийской тропе увековечена. Не будем оригинальничать. Тем более что мы там обеденный привал учинили.



Иногда разметка выглядит так. "Привет, ликийцы".



Филиппыч и скала.



При виде этого сарайчика почему-то вспомнила Исландию с ее травяными домиками. Хотя, если честно, совсем не похоже.



Дерево тоже устало, надо полагать.



Вдали маячит гора Тахталы. Погода ясная, даже подъемник наверху видно. И уже не впервые встает вопрос - идти ли на вершину. Вообще оно неплохо бы, но вопрос для нас не принципиальный, чисто ради галочки - "я залез/ла на Тахталы!" - не пойдем. Посмотрим по ситуации.



Часам к четырем доходим до речки. Ребята на том берегу сейчас отдохнут и пойдут дальше, а мы, надо полагать, заночуем прямо здесь. Будет у нас сокращенный день по случаю пятницы.



Филиппыч убежал за водой с канистрой, а я вытащила из рюкзака пенку и лежу себе смотрю в небо. Кайф.



Удивительно, сколько всего успевает человек, если приходит на место стоянки не в семь часов, а в четыре. Он с комфортом пьет чай. Моется горячей водой. Спускается к реке и стирает ходовую футболку. И всего этого человеку мало. Поэтому он собирает по окрестным полянкам немножко дров и начинает требовать зрелищ.

- А не разжечь ли нам сегодня костер?
- Зачем?
- Просто так. Посидеть, посмотреть. Погреться.
- Ладно, - соглашается Филиппыч. - Только давай хотя бы песен петь не будем.

И мы впервые за всю нашу совместную жизнь сидим у костра. Песен, как и договорились, не поем, зато я развлекаю Филиппыча очередными цитатами из книги. Высота костра там, если что, тоже регламентируется.



Следующая серия
Tags: больные на голову, неоднократно и разнообразно, сами мы не местные
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments